Интересное
загрузка...

«Адмирала Кузнецова» чиновники выбросили на берег

«Адмирала Кузнецова» чиновники выбросили на берег

В начале нынешней недели стало совершенно точно понятно, что дела с ремонтом единственного российского авианосца «Адмирал Кузнецов» отчаянно плохи. А показной оптимизм высоких чиновников по этому поводу лишь добавляет черных красок в общую безрадостную картину и выдает полную растерянность Москвы и отсутствие у нее хоть какого-нибудь представления, как реально продолжать работы на огромном корабле после потери в Мурманске единственного пригодного для этого плавучего дока ПД-50 (о его внезапном затоплении «СП» писала по горячим следам — в материале «Адмирал Кузнецов» едва унес ноги").

Напомним: в ночь на 30 октября был начат плановый вывод из ПД-50, принадлежащего 82-му судоремонтному заводу в Мурманске, стоявшего в нем на ремонте авианосца. В результате неожиданного выхода из строя насосов в машинном отделении дока (причины еще предстоит расследовать) ПД-50 затонул в Кольском заливе на глубине около 40 метров, а корабль получил незначительные повреждения выше ватерлинии и был отбуксирован к заводскому причалу.

С самого начала было ясно, что это не просто потеря для наиболее мощного в России Северного флота. Боеготовность его важнейших составляющих теперь, скорее всего, под вопросом на годы. Подходящей замены в тех краях для сгинувшего ПД-50 водоизмещением в 80 тысяч тонн просто нет. А значит — неизвестно где отныне приводить в порядок не только «Адмирала Кузнецова», но и продолжать аналогичные плановые работы на атомных ракетных подводных крейсерах стратегического назначения и тяжелом атомном ракетном крейсере «Петр Великий».

Стало быть, речь идет о тяжелейшем ущербе для обороноспособности страны. И вполне естественно, за это кто-то обязан ответить. Допустим, за то, что столь уникальное и абсолютно безальтернативное для военных моряков в Заполярье сооружение несколько лет назад было передано от Минобороны на баланс «Роснефти» для обслуживания буровых платформ. В итоге, как можно предположить, контроль за техническим состоянием ПД-50 был резко ослаблен. В результате док и оказался на дне залива.

Словом, судя по всему, поиски крайнего в Москве уже начались. И попытки обезопасить свое мягкое служебное кресло — тоже. Не исключено: именно поэтому из уст высоких должностных лиц в Москве практически мгновенно зазвучали весьма странные, полные явных противоречий, но на диво успокаивающие заявления. Типа: «Неприятно, конечно, вышло с плавдоком. Но ничего фатального, с боеготовностью флота все под контролем».

Уже наутро после аварии Объединенная судостроительная корпорация (ОСК), отвечавшая за организацию ремонта авианосца, весьма дальновидно попыталась перевести стрелки. ОСК заявила, что подает в суд на сначала запустившую, а потом утопившую плавдок злокозненную «Роснефть».

Глава корпорации Алексей Рахманов впопыхах, похоже, совершенно забыл о логике. Вначале он признал, что дело и в самом деле очень худо: «Если „Адмиралу Кузнецову“ нужно будет повторно заходить в док, а такие планы были, то неизвестно, где мы такую операцию сможем провести». И угнетающе продолжил: «Этот док используется не только для „Адмирала Кузнецова“, но и для других наших кораблей первого-второго ранга, поэтому другая ремонтная работа в этом году будет остановлена».

Однако чующий, полагаю, недоброе и для себя лично руководитель ОСК тут же счел нужным подпустить изрядную толику неизвестно на чем основанного оптимизма: несмотря ни на что сроки ремонта авианосца будут выдержаны. Где? Как? Каким образом? Об этом — молчок.

Зато спустя несколько дней Рахманова столь же «убедительно» поддержало другое очень заинтересованное в ходе следствия должностное лицо — министр промышленности и торговли РФ Денис Мантуров. Как выяснилось, и он тоже не слишком унывает. 19 ноября министр поведал, что ПД-50 решено всенепременно поднимать, несмотря на огромную сложность и дороговизну такой операции. Которую специалисты считают сопоставимой с эпопеей по подъему атомной подводной лодки «Курск» в 2000 году. А другого выхода нет, считает Мантуров. Лежа на дне, гигантский плавдок нарушает «режим доступа в гавань для работы 82-го завода».

Правда, теперь, после обследования ПД-50 водолазами, Мантуров, очевидно, не строит иллюзий: в ремонте авианосца этот док в любом случае больше не помощник. Но министр, в точности, как и руководитель ОСК Рахманов, не теряет присутствия духа. По его сведениям, время на поиски выхода из положения достаточно: «А что касается последующего ремонта „Адмирала Кузнецова“, на сроки данная проблема никак не повлияет. Потому что докование (очередное по плану ремонта — „СП“) планируется по контракту только летом следующего года, либо весной 2020 года».

И что же такого чудесного намерено учинить Минэкономразвития за оставшиеся до очередного докования «Адмирала Кузнецова» полугодие? А вот что. Вариантов у Мантурова три: «У нас есть ряд вариантов, как решить задачу: либо сделать конструкцию по сухому доку на 10-м заводе, что фактически через залив находится, либо рассматривается вопрос по приобретению готового дока. У нас еще есть резервные варианты по использованию сухого дока на Севастопольском заводе».

Сам перечень этих мер вызывает оторопь. Если в стране на таком уровне принимаются важнейшие управленческие решения — враги России могут только аплодировать авторам в правительстве РФ. Почему? Начну с самого, убежден, абсурдного — варианта с переводом «Адмирала Кузнецова» для продолжения ремонта на Черном море.

Денис Валентинович, вы хоть чуть-чуть представляете себе, каково буксирами сквозь бури и штормы тащить обездвиженную махину авианосца вокруг всей Европы? Как при сильном ветре тросами удерживать на курсе махину длиной 270 метров по ватерлинии и высотой одних лишь бортов с десятиэтажный дом?

Если вам об этом никто не рассказывал, послушайте-ка хотя бы бывшего начальника Главного штаба ВМФ РФ адмирала Валентина Селиванова, которого угораздило оказаться старшим на борту «Адмирала Кузнецова» в 1996 году в Средиземном море. В тот день авианосец, которого вы теперь намерены и через те широты протащить за буксирами, на якорях стоял у Мальты. А адмирал гостил с визитом у министра обороны островного государства.

Далее по воспоминаниям Селиванова было так: «Мой офицер связи докладывает: усиление ветра до 30 метров в секунду, а на „Кузнецове“ по закону подлости ни один котел не пашет. Быстро прикидываю: якорь-цепь у нас вытравлена на 100 метров, длина корпуса — 304 метра, а до скал — 250. При огромной парусности корабля — беды не миновать. Приношу извинения за то, что прерываем визит. Министр обороны понимающе с нами прощается. Машина мчит нас на вертолетную площадку. По всем летным правилам посадка на палубу при таком ветре запрещена, но мы поднимаемся в воздух. Если гробанемся, думаю, так хоть позора нашего не увижу».

В тот раз в сильнейший шторм летчики сумели мастерски доставить адмирала из дворца на палубу. С матом и многими «нервами» один за другим экстренно ввели в строй пару котлов авианосца и дали какой-никакой малый ход. «Слава Богу и матросам из БЧ-5 — наш вселенский позор не состоялся!», — заключил рассказ о той истории Селиванов.

С той поры ни океан, ни Средиземное море спокойней не стали. Буксировка «Адмирала Кузнецова» из Мурманска в Севастополь точно заняла бы не один месяц. По крайней мере китайцы, в свое время купившие у Украины корпус аналогичного, но недостроенного Советским Союзом авианосца «Варяг», волокли его из города Николаев в новую гавань 627 дней. За малым — два года. Но ни один «роскомгидромет» не даст гарантий, что в пути караван год или два будет ждать только полный штиль. Тогда вдобавок к ПД-50 на дно морское на потеху всему свету отправим и «Адмирала Кузнецова»?

И потом, даже если предположить, что на переходе все обойдется — а что в Крыму с «Кузей» станут делать севастопольские судоремонтники? Да, там еще с царских времен в наличии вполне приличных размеров сухой док. В длину — 290 метров, в ширину — 36, в глубину — 11. Строился в начале прошлого века для ремонта могучих линкоров типа «Императрица Мария».

В «украинском» 1993 году здесь еще вернули к жизни американский лайнер «Юнайтед Стейтс» (289 метров длиной и 31 метр шириной). Но служба «незалежной» ухайдокала и этот сухой док, и сам бывший судоремонтный завод имени Серго Орджоникидзе. Во всяком случае, несколько лет назад один из руководителей завода рассказывал: «Если вы посмотрите доковые камеры, так там батопорты в аварийном состоянии. Из 16 клинкетов работало всего пять. Из двух основных насосов — один не работал, фильтрационный насос в аварийном состоянии. С запредельными ограничениями работают портальные краны».

Да, с возвращением в Россию началось и возрождение судоремонта в Севастополе. Но судя по тому, что в Северной бухте этого города третий год без хода стоит флагман Черноморского флота гвардейский ракетный крейсер «Москва», возрождение продвинулось несильно. Как же можно хотя бы мечтать о переводе туда же и «Адмирала Кузнецова»?

Снова вернемся к заявлению мечтателя-Мантурова. Продолжить чинить авианосец «буквально через залив» — в 10-м судоремонтном заводе? Это значит — в бывшей главной базе Северного флота городе Полярный. Но там отродясь не было подходящего дока для столь внушительных размеров корабля. К тому же, как на днях местной прессе признался директор 10-го СРЗ Евгений Зудин, на его предприятии сегодня людей — кот наплакал. Всего 525 человек. Что радует директора — персонала вдвое больше, чем было в 2014 году. Но докование «Адмирала Кузнецова» такими силами никак не потянуть.

Что остается? Покупать новый супердок за границей? Европа с Америкой тут нам точно не помощники — санкции, будь они неладны. Японию и Южную Корею отметаем по той же причине. Из держав с приличными возможностями в области кораблестроения и судоремонта остается, пожалуй, только Китай.

Кстати, уже упомянутая «Роснефть» в 2016 году заказала двум его кампаниям большой транспортно-передаточный плавдок грузоподъемностью 40000 тонн для обеспечения строящейся в бухте Большой Камень на Дальнем Востоке крупнейшей российской верфи «Звезда». Летом минувшего года наша страна этот заказ уже получила. Но, во-первых, для Северного флота док нужен вдвое больших размеров. А во-вторых, даже это сооружение проворные китайцы строили почти два года. Какое же докование «Адмирала Кузнецова» при таких раскладах возможно в 2019 или даже 2020 году?

В открытой прессе, впрочем, пару лет назад обсуждалась еще одна по-настоящему спасительная возможность, о которой Мантуров почему-то не упомянул. Еще в июне 2016 года стало известно о плане технического развития 35-го судостроительного завода в Мурманске. Того самого СРЗ, который и занят сегодня ремонтом попавшего в беду авианосца. Представьте: в плане еще тогда содержалось очень разумное, как представляется, предложение приступить к строительству самого большого в России сухого дока, способного принимать любые существующие суда и корабли.

Да, собственно, столь необходимый стране сухой док там и сейчас в наличии. Просто он разделен перемычкой на две камеры — южную и северную. Соответственно — 179 и 225 метров длиной. Убрать перемычку — габаритные размеры стапель-палубы дока выйдут 70 на 400 метров. Для «Адмирала Кузнецова» — с избытком.

Судя по тому, что за минувшие пару лет о работах в этом направлении на 35-м СРЗ в открытых источниках не прозвучало ни слова, идею с этим сухим доком чиновники (не исключено — как раз подчиненные Мантурова) благополучно похоронили. Быть может, катастрофа, постигшая Северный флот, заставит к ней вернуться? Убрать перемычку — это точно дешевле и быстрее, чем сначала построить новый плавучий док в Китае, а потом притащить его в Мурманск через три океана.

Источник новости


Опубликовано: 22.11.18 17:24 | Просмотров: 164 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2018 All right reserved NewsDiscover.net