Интересное
загрузка...

Американские аналитики предсказали, к чему приведет победа Путина на выборах

Американские аналитики предсказали, к чему приведет победа Путина на выборах

После победы Путина на президентских выборах в 2018-м году Россия начнет больше концентрировать внимание на Азиатско-Тихоокеанском регионе, при этом усиливающиеся отношения с Китаем помогут снизить степень зависимости от Запада и самой диктовать ему условия. Такой прогноз представлен в докладе американской частной разведывательно-аналитическая компания Stratfor.

Кроме того, по мнению экспертов, в будущем году продолжится «холодная война» между Россией и Западом, при этом напряженность будет возрастать, а Вашингтон применит к Москве режим тяжелых санкций. Кроме того, Запад будет наращивать свое военное присутствие в Европе, а Россия продолжит ослаблять

Аналитики также предсказывают, что долю нестабильности на мировой арене добавит Украина, не желающая отказываться от прозападного курса. Ситуация в этой стране будет обостряться в связи с грядущими в 2019 году президентскими и парламентскими выборами

Авторы доклада также уверены, что в России будет ухудшаться экономическая ситуация, что связывается с отсутствием финансирования из-за западных санкций, поэтому Москва может усилить свою финансово-экономическую базу за счет связей с Китаем.

— Разговоры о переходе центра тяжести мировой экономики и, следовательно, политики в Азиатско-Тихоокеанский регион идут уже около десяти лет, — напоминает политический аналитик Международной мониторинговой организации CIS-EMO Станислав Бышок.

— Если принимать их всерьёз, то логично, что Россия, будучи, собственно, частью или, во всяком случае, соседом этого региона, не должна упустить возможность там себя проявить. Другой вопрос, что современное общество — общество высоких технологий, а они исходят из Кремниевой долины, а не, скажем, из дельты Меконга.

Что касается укрепления связей с Китаем, то оно уже произошло, причём оценка их положительной роли для России разнится. В ближайшем году кооперация Москвы с Пекином, возможно, даже увеличится, но это будет связано, главным образом, с достаточно незначительным и «внешним» для нас вопросом — Северной Кореей. Каких-то «внутренних» прорывов ждать пока преждевременно.

«СП»: — Эксперты считают, что Китай ослабил зависимость России от Запада. Насколько это верно?

— Верно в той мере, в которой Китай усилил зависимость России от самого себя. Китай — это ведь не символ «освобождения» от европейской зависимости, это просто другая зависимость, очевидно в гораздо меньшей степени нам понятная и, без сомнения, имеющая свои «подводные камни». Выстраивая отношения с Китаем, следует отдавать себе отчёт, что никакой «дружбы» с ним искать не нужно. Это, во-первых, очень наивно, а, во-вторых, всё равно не получится. Пекин «по дружбе» может и, более того, должен попросить у Москвы скидку и в целом более выгодные условия по каким-то сделкам, при этом «по дружбе» же согласится всё это со скидкой приобрести. Но что от этого получит Россия, помимо возможности продавать что-то на условиях, которые выдвигает покупатель, не совсем понятно.

Иными словами, если смотреть из Западной Европы, то да, окажется, что зависимость от неё у России снизилась. Но это не сделало Россию в той степени самодостаточной, в которой стране бы этого хотелось. Просто появилась другая зависимость или, если угодно, другой рынок. Не сказать, что блестящий. Более того, рынок, в значительной степени зависимый от спроса в той же Европе и Северной Америке. Инициатива «Нового Шёлкового пути», о которой так много говорят, — это ведь тоже не про самодостаточность Китая, а про продолжение созависимости его с западными странами.

«СП»: — Аналитики отмечают, что напряженность с Западом может только возрасти и, вполне возможно, Вашингтон применит к Москве режим тяжелых санкций. Это ожидаемо? В чем будут заключаться эти санкции?

— Новые санкции Вашингтона, если таковые последуют, будут связаны не с теми или иными действиями или бездействием Москвы, а с развитием политического процесса в США. Учитывая наличие на Капитолии устойчивого республиканско-демократического консенсуса и понятное нежелание президента Трампа против него идти, новых санкций я бы не стал исключать. Они могут работать по принципу расширяющихся санкций против КНДР: сначала «наказывают» индивидов, фирмы и страны, делающие дела с Пхеньяном, это первый круг, а затем начинают санкционировать тех индивидов и фирмы, которые напрямую с Северной Кореей дел не имеют, но работают с теми, кто попал в «первый круг». Так возникает круг номер два. Понятно, что при желании «круги» можно расширять до предела исчерпания фирм и индивидов на земном шаре. До этого дело, будем надеяться, не дойдёт, но включить «второй круг» в антироссийских санкциях Вашингтон вполне может. Другой вопрос, что он будет не очень ровным, выборочным, т.к. задевает интересы европейских партнёров США.

«СП»: — А как насчет прогноза по ухудшению внутренней ситуации?

— Экономически, возвращения «тучных лет» ждать неоткуда. Как говорит один мудрый профессор, когда его спрашивают, когда же будет лучше: «Лучше уже было». Лежащие на поверхности проблемы, с которыми столкнулась страна, в первую очередь связаны не с санкциями, а с относительно низкими мировыми ценами на углеводороды, экспорт которых имел принципиальное значение для наполнения бюджета страны. Оснований считать, что мировой спрос на энергоносители резко пойдёт вверх и вызовет соответствующий рост цен, я не вижу. Поэтому будем развивать свой внутренний потенциал. Это дело небыстрое, но в перспективе оно обеспечит стране долгосрочную стабильность, что в современном мире — лучшая, самая дорогая и всегда только растущая «криптовалюта».

Политически и социально, как мне представляется, протестный потенциал России не следует преувеличивать. И здесь спасибо следует сказать не какой-то особенно политике властей, а украинскому «антиолигархическому» госперевороту и его последствиям. Умному оказалось достаточно, причём умных оказалось больше, чем казалось ранее. Сегодня обещаниям «свергнуть плохих, назначить хороших и всем процветать» не находят большого отклика. При этом из этого не следует, что власть в самом широком смысле русские любят. Не любят и жалуются во всех регионах, даже, как бы смешно это ни звучало, в Москве. Но недовольство властью — скорее правило, чем исключение для России, да и не только для неё. Из недовольства властью «пожар» разгорается очень редко и в очень специфических ситуациях. Сегодняшняя наша ситуация не похожа ни на имперский 1917-й (что февраль, что октябрь), ни на советский 1991-й, ни на украинский 2014-й.

«СП»: — Основной вывод доклада: Россия продолжит курс на укрепление стабильности внутри страны в союзе с Китаем и не будет обращать особого внимания на разногласия в Европе и усиление давления со стороны Запада ввиду стратегического курса — полагаться на собственные силы. Хватит ли сил?

— В России достаточно распространён взгляд на самих себя как на что-то до такой степени особенное, что происходящее у нас в любой данный исторический момент уникально, ни на что не похоже и не может и не должно сравниваться с тем, что происходит в мире (другая крайность — сравнивать «в лоб» средние зарплаты в России и, например, Норвегии или США и нарочито-нарциссически ужасаться разнице). А в мире происходят различные кризисные явления, с которым он как-то пытается совладать. Пытаемся и мы. Если Россия выстояла в разгар ельцинизма, с беззаконием, помноженным на нищенские зарплаты, то нынешнее экономическое снижение — это такая мелочь, что даже стыдно за паникёров, стенающих про «жизнь в этой стране, которая никогда не была такой невыносимой» (впрочем, профессиональные паникёры, конечно, отрабатывают свои роли). Разумеется, сил хватит.

«СП»: — Насколько в целом влиятельны доклады Stratfor? К ним прислушиваются? Доклад на что-то повлияет?

— Доклады Stratfor читают люди, профессионально погружённые в политическую аналитику. Это не самый влиятельный в США аналитический центр, но и не последний. К любым подготовленным профессионалами глобальным прогнозам, даже если они по итогам не сбываются, следует относиться с вниманием. У прогнозов есть своя логика, которая, кстати, может в перспективе оказываться верной в целом, но не предсказывающей конкретно события A, B и C. Скажем, основатель Stratfor Джордж Фридман десять лет назад предсказывал конфликт России и Украины. Он оказался прав, эта логика себя оправдала. С другой стороны, тот же Фридман говорил тогда, что к настоящему времени в России начнутся процессы распада, а усилившаяся Турция нацелится на Северный Кавказ и Крым. Как оказалось, распад не только не начался, но случилось приращение территории России и устранение с территории Крыма агентов этой самой Турции. Была ли логика Фридмана ложной в этом отношении? Или кто-то из принимающих в Кремле решение людей прочитал десять лет назад тогдашнюю аналитику основателя Stratfor по Крыму, что-то из этого осталось у него на подкорке и затем он, возможно, сам того не осознавая, руководствовался именно этой идеей в своих действиях?

Одним словом, доклады аналитических центров влияют в первую очередь на доклады других аналитических центров (которые по долгу службы обязаны читать, что пишут коллеги), а также на чиновников высокого уровня, которые что-то из прочитанного запоминают и используют в своей работе. А насколько работа чиновников, даже самых топовых, определяет глобальные мировые процессы — вопрос философский.

Источник новости


Опубликовано: 29.12.17 12:20 | Просмотров: 239 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2018 All right reserved NewsDiscover.net