Интересное
загрузка...

Цена признания геноцида

Цена признания геноцида

27 апреля президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган подверг довольно резкой критики признание Владимиром Путиным геноцида армян, столетие которого состоялось в апреле этого года. Он заявил, что Россия должна ответить за свои действия на Украине и в Крыму, прежде чем называть события 1915 года геноцидом. «Это уже не первый раз, когда Россия использует слово «геноцид» по этому поводу. Лично меня печалит, что Путин пошел на этот шаг. Происходящее сейчас на Украине и в Крыму очевидно. Они должны были бы сначала объяснить это, а потом уже употреблять слово «геноцид», — заявил Эрдоган в ходе пресс-конференции в Анкаре.

До этого критически о заявлениях российского президента высказывался турецкий МИД: «Мы отвергаем и осуждаем определение «геноцид», которое, вопреки всем нашим предупреждениям и обращениям, президент России Владимир Путин дал событиям 1915 года. С учетом массовых преступлений, ссылок, которые Россия осуществляла на Кавказе, в Средней Азии и в Восточной Европе в прошлом веке, мы полагаем, что она лучше знает, что такое геноцид и какова его правовая формулировка», — заявили в ведомстве 24 апреля.

«Мы не считаем, что участие президента в мемориальных мероприятиях может каким-то образом негативно трактоваться Анкарой», — отреагировал на выпад турецкого МИДа пресс-секретарь российского президента Дмитрий Песков.

По словам Пескова, сказанным российским журналистам, Владимир Путин осведомлен о реакции президента Турции. При этом, отвечая на вопрос, могут ли слова Эрдогана повлиять на российско-турецкие отношения и негативно сказаться на проекте «Турецкий поток», глава пресс-службы Кремля заявил: «Да нет, мы уже говорили, что, безусловно, дальнейшее развитие нашего многогранного сотрудничества является для нас приоритетным. В данном случае надеемся, что отношения будут так же поступательно развиваться, как они развивались до сих пор».

Напомним, что 22 апреля Владимир Путин отправил приветственную телеграмму участникам вечера «Мир без геноцида», в которой содержатся такие слова: «24 апреля 1915 года — скорбная дата, связанная с одним из самых страшных и драматических событий в истории человечества — геноцидом армянского народа».

Кроме того, российский лидер стал участником памятных мероприятий в Армении. При этом, находясь в Ереване, Путин употребил слово «геноцид» лишь один раз, говоря о Конвенции о предупреждении преступления геноцида. События в Османской империи 1915-го года Путин описал как «массовое убийство людей».

Турецкие власти официально не признают геноцид армян. Они утверждают, что при гонении или перемещении армян не было цели их убивать.

Геноцид армян признан и осуждён многими странами мира и влиятельными международными организациями. Среди стран, признавших геноцид Франция, Нидерланды, Швейцария, Швеция, Россия, Польша, Италия, Литва, Греция, Словакия, Кипр, Австрия, Ватикан, Ливан, Уругвай, Аргентина, Венесуэла, Чили, Боливия, Канада. США трижды (1916), 1919, 1920) принимали резолюции о массовых убийствах армян (45 из 50 штатов США признали геноцид). Геноцид армян признал Европарламент (1987, 2000, 2002, 2005, 2015), парламентская коалиция стран Южной Америки, Подкомиссия ООН по предотвращению дискриминации и защите меньшинств.

На этом фоне в российском экспертном сообществе разгораются споры относительно геноцида армян и необходимости его признания. Вопрос признания любого геноцида — вопрос политический, сводящийся к тому, с какой из противоборствующих сторон нам выгоднее дружить.

Признание геноцида является главной целью основных армянских лоббистских организаций, причём, кроме самого признания, озвучивались территориальные претензии и требование о репарациях со стороны Турции.

Чтобы добиться признания, армянские лоббисты привлекают на свою сторону парламентариев и влиятельных лиц, оказывают давление на правительства разных стран, организуют широкое освещение данного вопроса в обществе, основали институты, занимающиеся данным вопросом (Институт Зоряна, Армянский национальный институт). Армянская диаспора почти полностью представлена из прямых потомков жертв геноцида, и имеет достаточные материальные ресурсы, чтобы противостоять давлению Турции.

Помимо требования признания геноцида Армения выдвигает к Турции территориальные претензии, которые были впервые озвучены еще Сталиным в последние месяцы Второй мировой войны одновременно с требованием ввести режим совместного контроля и разместить советскую военно-морскую базу в Черноморских проливах. СССР предполагал присоединить территории в Закавказье, принадлежавшие с 1878 года Российской империи, а в 1921 году переданные Турции, и разделить эти земли между Грузинской ССР и Армянской ССР. Не встретив поддержки остальных стран и столкнувшись с эскалацией Холодной войны, в 1953 году СССР заявил об отказе от территориальных претензий.

Вот как дипломатическую перепалку прокомментировал публицист Борис Рожин (известный блоггер colonelcassad.):

- Дело в том, что Россия никогда не занималась истреблением групп населения по этническому или национальному признаку. Коллективные наказания действительно были, причем, на мой взгляд, вполне заслуженные, как в случае с советскими депортациями, но даже если осуждать депортации, есть значительная разница между депортацией и геноцидом. Так что тут Эрдоган пытается натягивать сову на глобус. В России много чего было, репрессии, депортации, гражданская война, революции, но вот геноцида у нас не было.

Касательно самого факта геноцида армян, то он весьма очевиден. Россия, конечно, оказалась перед неприятным выбором, так как Аремения является союзником РФ на Кавказе, а посредством Турции с недавних пор пытались обойти европейские санкции. Но вполне естественно, что Россия выберет в этом конфликте вокруг геноцида сторону армян, потому что Эрдоган перебесится, но объективные причины будут его толкать к сотрудничеству с РФ. Поддержка Армении для РФ сейчас более приоритетна в силу тлеющего конфликта в Карабахе, который уже довольно давно пытаются превратить в очередную региональную войну, которую Россия всеми силами стремится не допустить. Был конечно вариант промолчать про геноцид, но тогда полагаю, обиделись бы армяне, которым было важно получить поддержку от России в этом вопросе. 100 лет все таки.

Касательно же истерик в сети, что мол, как же так — после объявления о том, что «Южный поток» пойдет через Турцию, уже начали строчить опусы о том, какой хороший друг Эрдоган, а он вот какой оказался.

Эрдоган для России отнюдь не друг, он ситуативный партнер, которому так же как и России выгодно на данном этапе определенное сотрудничество. Но это не крепкая дружба и Турция нам отнюдь не союзник. На данном этапе она нам не враг (в силу занятости войнами в Сирии и Ираке), и это уже само по себе неплохо, что и открывает возможности для сотрудничества. Но излишних розовых иллюзий на счет Турции питать не стоит, в определенных конфигурациях он может оказаться в лагере противников РФ. Но на данный момент, даже, несмотря на эту перепалку про геноциды, полагаю, что в реальных отношениях мало что поменяется.

Ну и как показывает эта ситуация, вопросы истории по-прежнему играют значительную роль в текущей политике, те страны, которые не защищают собственную историю от нападок и сами по собственной истории топчутся, неизбежно будут получать в свой адрес претензии вроде тех, которые высказал Эрдоган. Что бывает там, где от собственной истории отказываются вовсе и заменяют ее фиктивной, хорошо видно на примере Украины.

Есть и другая точка зрения. Так 27 апреля на сайте популярного сетевого издания «Спутник и погром» появился текст, утверждающий, что с Турцией России сохранять дружеские отношения гораздо выгоднее, чем с Арменией.

С Турции мы можем получить: влияние на татар, влияние на Азербайджан, влияние на пантюркисткие проекты на территории экс-СССР (а они аж до Казахстана добрались, например), влияние на Ближнем Востоке, в том числе, на судьбу нашей любимой Сирии, влияние на Венгрию (каковая Венгрия пытается с турками дружить), рычаги давления на Кипр (помните, есть такой остров, российские капиталы в какой-то момент начал экспроприировать?), рост совместного товарооборота, совместные нефтегазовые проекты и даже, при доведении дружбы до высшей точки, контроль допуска военных судов НАТО в Черное Море (конвенцию Монтре никто не отменял). А также влияние на кавказские диаспоры, в обилии живущие под османами еще с XIX века.

С Армении, по мнению автора, Россия может получить только «лаваш с козьим сыром, стрельбу на улицах Москвы в честь геноцида армян, отношения на грани разрыва с Турцией и Азербайджаном. А также военную базу, чтобы охранять армян от турок и азербайджанцев, удостоившись чести первыми погибнуть за бедное горное государство, с которым у нас даже нет общей границы».

Автор текста опасается также, что, признавая геноцид армян, мы «договоримся до признания геноцида черкесов со стороны Турции»…

Руководитель аналитического центра «Alte et Certe» Андрей Епифанцев так прокомментировал расклад в российско-турецких отношениях:

- В принципе, изначально было понятно, что визит Путина в Армению на мероприятие, связанное с годовщиной трагических событий 1915 года и его квалифицирование их как геноцида вызовут недовольство Турции. Российский МИД попытался сгладить это, зазеркалив визит в Ереван несколькими визитами в Турцию и Азербайджан, хотя, как сейчас видно, особого успеха это не принесло.

Резкие высказывания Эрдогана свидетельствуют о сильном недовольстве Турции. Это может вылиться в определенное охлаждение отношений с этой страной, и хорошо от этого России явно не станет. У нас есть целый ряд экономических проектов с турками, один из которых для нас является особо важным – «Южный поток». Если работы по ним приостановятся или прекратятся вообще, а предполагать подобное возможно, то это станет ударом для Москвы и для всех россиян, особенно в нынешней крайне непростой экономической обстановке.

Существуют и иные возможности ответа Турции. Один из них Эрдоган назвал – это критика России за ее позицию по Украине и крымским татарам. Наверное, нельзя исключать ужесточения позиции Турции по т.н. «геноциду черкесов»: признав геноцид армян со стороны турок, мы можем столкнуться с признанием ими «геноцида черкесов» со стороны России, выставлению ими требований к России по преодолении последствий этого геноцида и лучше нам от этого тоже не станет. Возможно усиление работы Турции на Северном Кавказе, например, пересмотр отношения к разнообразным ичкерийским антироссийским организациям, которые она раньше убрала со своей территории, чтобы не раздражать Москву.

В определенном смысле обнадеживает то, что ранее Турция всегда демонстрировала свое неудовольствие на признание геноцида армян разными странам, отзывала послов, но затем прагматические интересы брали верх и связи потихоньку восстанавливались. Будем надеяться, что это случится и сейчас в российско-турецких отношениях.

«СП»: - То есть сотрудничество с Турцией для нас выгоднее, чем с Арменией?

- Выгоднее сотрудничать с обеими, и именно это пытается делать Россия, хотя, как мы видим, делать это в полной мере не получается. Проблема в том, что по наиболее чувствительным вопросам турецко-азербайджанская и армянская позиция – это игра с нулевым счетом. Или – или. Или ты с нами, а если нет, то ты – враг. Это очень неудобный выбор для России, она всеми средствами пытается его избежать, но не всегда получается.

В определенной степени сейчас повторяется ситуация, которая наблюдалась год назад, когда на двух стульях пыталась усидеть Армения, попытавшись подписать Соглашение об ассоциации с ЕС и одновременно сохранив российские военные гарантии, военную помощь и экономические блага, например, низкую цену на газ. Тогда Москва разъяснила Еревану, что ему надо определиться т.к. удержать все сразу не удастся. Сейчас определиться нужно нам. Мы сделали свой осознанный выбор, мы признали геноцид армян и теперь должны принять последствия.

«СП»: - Признание геноцида – это чисто политический вопрос? Почему одни признают, а другие нет?

- Существует целый спектр причин. Конечно, для большинства стран хорошие отношения с Турцией более важны, чем отношения с Арменией. Причем, признание и непризнание геноцида влекут за сбой совершенно разные последствия: признание геноцида однозначно ухудшит отношения с Анкарой, а непризнание представляет из себя инструмент давления на Турцию, некую угрозу, которую ты можешь реализовать, а можешь и не реализовать и тогда уже Турция заинтересована пойти тебе на уступки, чтобы ты не сделал это. США и ЕС, например, вообще открыто используют угрозу признания геноцида как средство давления на Турцию. И по большому счету им все равно, что там было в истории и насколько это справедливо или не справедливо.

Для ряда стран, например для Англии, признание геноцида крайне нежелательно, потому что тогда могут возникнуть вопросы об их собственном косвенном участии в массовой резне армян: давлении на Россию с целью вывести войска из турецкой Анатолии, продовольственная блокада Турции, из-за которой там возник голод и произошло множество смертей, которых армяне включают число убитых турками в ходе геноцида и т.д.

Конечно же, все случаи признания геноцида произошли из-за работы армянского лобби. Стало правилом, что геноцид признают только те страны или регионы в странах, где существует очень сильное армянское лобби, которое проталкивает это признание. Если такого лобби нет – никакого признания не происходит. Но если продавливать признание геноцида политически армяне научились хорошо, то доказывать факт геноцида, обосновывать его научно – нет, и это тоже является немалым препятствием в его признании.

Дело в том, что сама теория армянского геноцида далеко не бесспорна. Официальная армянская версия содержит немало темных пятен, которые способны как минимум зародить очень серьезные сомнения в его наличии. Так, при всей несомненности страшных преступлений, совершенных османами в отношении армянского населения, неочевидно, что турки имели целью уничтожить их как народ. В огромной степени они лишь реагировали на подъем армянского национального движения, которое хотело создать армянское государство на землях Турции, ради чего во время Первой мировой войны армяне по факту выступили как пятая колонна против Турции, воевали с ней, устраивали восстания и турки были обязаны как-то реагировать на это.

Кроме этого, известно, что ради создания своего государства армяне также творили ужасные жестокости против мусульман, изгоняли их из мест проживания, фактически полностью и постоянно сжигали их жилища в местах, контролируемых русской армией и т.д. И если говорить о преступлениях турок, то действиям армян тоже надо дать оценку, что ослабляет позицию официальной армянской версии, по которой сами армяне не несут никакой вины.

Осознавая слабые места своей версии, Армения принципиально не хочет обсуждать ее и говорит: «Существование геноцида армян настолько очевидно, и мы в этом так уверены, что не будем ничего доказывать, а просто требуем от Турции признать его. Пусть она сначала признает геноцид, а уж потом мы начнем обсуждать его и доказывать исторически», в результате чего традиционно отказывается создать комиссию историков с участием турок и независимых ученых. Это слабая позиция, сравнимая с тем, что подсудимого надо сначала признать виновным, осудить и расстрелять, а уж потом надо будет начинать следствие, чтобы выяснить был ли он виновным или нет. Для многих стран это тоже является неубедительным и служит сдерживающим фактором к признанию.

Ну и некоторые страны занимают совершенно индивидуальную позицию. Так, Израиль категорически против признания трагедии армян геноцидом по своим причинам. Он считает, что геноцид в истории был только один – тот, который произошел с самими евреями, аналогов ему нет и быть не может, а попытки разных стран «присоседиться» к нему лишь девальвируют холокост и имеют цель извлечение выгод для себя из признания геноцида еврейского народа.

Все вместе это ослабляет позиции официальной армянской версии геноцида и затрудняет его признание. Это становится совершенно очевидным, если взглянуть на цифры. За почти 70 лет признания ООН термина «геноцид» в отношении армян его признали лишь около 20 стран из 250, что составляет 8%. Из более, чем 60 приглашений лидерам стран посетить Ереван на годовщину геноцида, разосланных сейчас Арменией, было принято лишь 4, что составляет менее 7%.

Таким образом, признание геноцида армян в мире совершенно неоднозначно и в первую очередь определяется политической целесообразностью. Россия пошла на этот шаг для своего союзника Армении и, возможно, правильно сделала, но сами для себя мы должны понимать, что в реальности все было совсем не так однозначно и, признав геноцид, мы теперь должны будем заплатить за это определенную цену.

Публицист Егор Холмогоров не считает резкую реакцию Эрдогана началом ухудшения российско-турецких отношений:

- Я думаю, Эрдоган отлично знал, что и когда скажет Путин, и его реакция в большей степени на публику. Если вчитаться внимательно в его слова — они звучат примерно так: «вы решаете свои вопросы нелегитимными мерами, мы решали свои вопросы нелегитимными мерами. Не лезьте в наши дела, и мы не полезем в ваши».

Конечно, с нашей точки зрения чудовищно сравнивать референдум и массовое убийство. Но не с турецкой. Турки искренне не понимают «чего тут такого»…

«СП»: - А с кем сейчас выгоднее сотрудничать России: с Арменией или Турцией?

Вопрос так стоять не может. Армения для нас исторический союзник, и это не отменяемо. Мы должны найти все формы сближения с Турцией, которые не вредят нашему союзу с Арменией. Но дружить за счет Армении было бы безумием.

«СП»: Является ли признание геноцида чисто политическим вопросом, и почему геноцид армян не признается значительной частью мирового сообщества в отличие от того же холокоста?

Признание, как правило, зависит от соотношения влияния армянского и еврейского лобби и степенью близости той или иной страны к Турции. Армяне добиваются признания. Евреи как правило хотят, чтобы холокост оставался эксклюзивен. А реверансы с Турцией заставляют юлить...

Для России это вопрос ценностный, ведь резня 1915 года была следствием поддержки армянами наступления русской армии на Кавказе.

Источник новости


Опубликовано: 03.05.15 14:39 | Просмотров: 1360 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2020 All right reserved NewsDiscover.net