Интересное
загрузка...

Цены на коммуналку взвинтили, а деньги где?

Цены на коммуналку взвинтили, а деньги где?

Первого июля под праздничный грохот мундиаля в России в очередной раз увеличились тарифы на жилищно-коммунальные услуги. И рядовые граждане, нашаривая последние рубли в своих продолжающих тощать кошельках, все больше недоумевают — как же так получается, что качество самих услуг не растет, а вот цены на них продолжают свое движение вверх?

«Причиной этого, — полагает строитель, энергетик, кандидат на пост мэра Москвы от партии КПРФ Вадим Кумин, — является тот факт, что эта сфера стала наиболее взяткоемкой. ГБУ „Жилищник“ является прекрасным образчиком этого».

Это точку зрения разделяют и многие представители экспертного сообщества. В частности, гендиректор НП «Индустрия Сервейинг», член комитета Торгово-промышленной палаты РФ в сфере экономики недвижимости Юрий Павленков, прямо заявляет, что сложившаяся за последние 20 лет система тарифного регулирования в России порочна.

— Да и системой-то, — развивает он мысль, — ее трудно назвать. Это, скорее, такой способ отъема денег у населения. Я обосную. В течение последних 20 лет делалось все, чтобы мы с вами не получили достоверную и отчетливую систему измерения того, за что мы платим. Например, с 2003 года вообще прекратилось функционирование системы учета и инвентаризации всего того, что было построено не только в новейшей России, но и еще при СССР. В техническом балансе страны это никак не отражено. Причем речь идет не только о недвижимости, но и о коммунальных инженерных системах. Об этом вопиют не только управляющие жилой недвижимостью, но и кадастровые инженеры с Росстатом. Мы считаем, что это сделано целенаправленно через разгром БТИ. И это первая, базовая причина роста тарифов.

«СП»: — А вторая?

— Вторая еще хуже. В России приступили к вовлечению муниципальных инженерных систем и самих объектов в некую форму модернизации в виде концессии. Например, в 2013 году правительство Москвы продало, не советуясь с москвичами, общегородское достояние собственность, Московскую объединенную энергетическую комиссию (МОЭК), в частные руки. Таким образом жизненно важные для города показатели стали неизмеряемыми. С этого времени Москва вообще перестала влиять на динамику роста стоимости основных ресурсов- электроэнергии и тепла. А это такие суммы… Не буду называть конкретные цифры, они просто сумасшедшие. Одно лишь тепло к настоящему времени выросло в 2,2 раза! И в результате последнего первоиюльского повышения тарифов Москва вновь стала лидером по размеру тарифов. Они поднялись где-то на 7,5%.

— «СП»: — А как же заявления федеральных чиновников о том, что тарифы поднимутся в среднем не более чем на 4%? Москва не приняла во внимание?

— Она из года в год это не выполняет.

«СП»: — Интересно, третья причина повышения есть?

— Есть. Она заключается в том, что полномочия по регулированию тарифами передается периодически от одного ведомства к другому. Сначала долго «косячила» с этим Федеральная служба по тарифам (ФСТ), потом эту функцию передали Федеральной антимонопольной службе (ФАС), а в 2017 году ее господин Артемьев высказался в том ключе, что ФАС только собирается с духом и не понимает, как можно к тарифам подступиться, но примерно года через три разберется. Между тем домохозяйства продолжают платить совершенно ростовщические поборы за коммуналку, которые экономически обоснованными назвать невозможно.

Четвертую причину роста тарифов на жилищно-коммунальные услуги озвучил корреспонденту «СП» президент некоммерческого партнерства управляющих недвижимостью СРО «Совладение», член комитета Торгово-промышленной палаты РФ по ЖКХ Александр Павленко.

— В той же Москве, — констатировал он, — создано и функционирует более сотни государственных бюджетных учреждений (ГБУ), учредителями и руководителями которых выступают префекты. Но поскольку из-за своей аффилированности с вертикалью власти ГБУ и выигрывают тендеры на благоустройство, то, само собой, они же еще имеют возможность на этом неплохо зарабатывать. Так, в одном только ГБУ «Жилищник» тверского района столицы сумма осваиваемых за год средств превышает 1 миллиард рублей. Из них непосредственно на благоустройство уходит примерно 400 миллионов. А эти 400 миллионов город, в свою очередь, зарабатывает на платных парковках, и, по-хорошему, их должны бы адресно распределять и эффективно контролировать местные депутаты. Но данное благоустройство осваивается как госзаказ, с завышенными ценами, которые устанавливают сами же чиновники. Вот и получается, что деньги осваиваются, а качество услуг не растет.

«СП»: — А можно ли как-то реально улучшить работу этих самых ГБУ? Какие шаги необходимо предпринять?

— На моей памяти за последние 20 лет правительство Москвы три или четыре раза пыталось провести соответствующие реформы. Еще при Юрии Лужкове дирекции единого заказчика (ДЕЗы) акционировались, и типовой район столицы с полутысячей домов управлялся десятком-другим конкурирующих между собой частных компаний. Но потом коммунальным сектором столицы стал руководить Петр Бирюков, волевой начальник советского типа, который сказал, что всеми деньгами мы будем распоряжаться сами. И вот вместо ДЕЗов появились ГБУ. Сначала в виде эксперимента, а потом кто-то и как-то признал его положительным.

«СП»: — Учитывая озвученные вами объемы финансовых средств, которыми оперирует ГБУ «Жилищник», нельзя ли в Москве сделать тарифы на ресурсы менее обременительными для населения? Например, многие пожилые люди прекрасно помнят, как после Великой Отечественной войны опустились цены на продукты. Что мешает столице поступить аналогичным образом?

— Это можно сделать совершенно спокойно, причем сразу на 30−40 процентов. То же самое и по капремонту. Потому что это как раз та самая цифра, которая появляется и исчезает затем неизвестно куда. Но для этого город должен научиться жить за счет налогов. Ведь с девяностых годов платежи жителей — это та палочка-выручалочка, которая позволяет властям существовать и формировать свои бюджеты. К тому же с нас уже собрали налог на имущество. И граждане заплатили, но возникает вопрос — где деньги? Данных открытых нет, но по нашим прикидкам только за 2015 год таким образом было собрано порядка 10 миллиардов рублей. По логике вещей эти средства должны были бы вернуться горожанам в виде оказанных услуг в сфере ЖКХ, капремонта и даже реновации.

— Да, заметно снизить тарифы можно, — соглашается с коллегой Юрий Павленков. — причем всего лишь за счет элементарных организационно-правовых и технических решений. Но дело в том, что административная система ведет себя очень чванливо. Она не подпускает к проблеме профессионалов, экспертов, не позволяет им вмешиваться.

И на эти вещи, подчеркнул Павленков, новому министру строительства и ЖКХ надо раскрывать глаза. Потому что сейчас получается так — либо нас без изменения эксплуатационных качеств жилья ведут в новое столетнее коммунальное рабство, либо мы останавливаемся, анализируем нормативно-правовую базу в сфере ресурсоснабжения совместно с обществом, а потом начинаем формировать новую матрицу ценностей в этой области.

Источник новости


Опубликовано: 05.07.18 22:50 | Просмотров: 124 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2018 All right reserved NewsDiscover.net Яндекс.Метрика