Интересное
загрузка...

Дальний Восток отодвинулся от Москвы еще дальше

Дальний Восток отодвинулся от Москвы еще дальше

Второй тур выборов на Дальнем Востоке окончательно обнажил обостряющиеся системные проблемы в этом огромном регионе. А многие считают — и во всей стране. Ведь Дальневосточный федеральный округ — это 36% территории России.

Скандал и отмена результатов второго тура в Приморье, убедительная победа кандидата от ЛДПР Сергея Фургала над представителем «Единой России» и прежним губернатором Хабаровского края Вячеславом Шпортом явно не случайны. Почему дальневосточники столь неласково отнеслись к тем, кого отчетливо поддерживал Кремль?

Даже протесты, связанные с пенсионной реформой, по мнению директора Института глобализации и социальных движений Бориса Кагарлицкого, нельзя назвать основной причиной безрадостных для власти результатов. Однако, признает он, все-таки с повышением пенсионного возраста, НДС и рядом других новшеств, в Москве сделали политическую ошибку. «За много лет повсюду накопилось недовольство по совершенно разным причинам. Общественное раздражение сыграло свою роль, а пенсионная реформа — это был щелчок, который подтолкнул», — полагает эксперт.

Дальний Восток вообще, и Приморье — в частности, отмечает ряд экспертов — всегда были независимой от центральной власти, свободолюбивой территорией. Протестные настроения там и раньше проявлялись ярче, чем на других территориях страны.

Политолог Андрей Колядин напомнил, что в течение многих лет вокруг постоянно меняющегося руководства региона гремели скандалы и даже уголовные дела.

— Четыре мэра посажено, три вице-губернатора. Представьте: вы живете в городе, где раз за разом сажают мэров или губернаторов. Что вы будете думать о власти? Что там все негодяи, — констатировал он.

Дальний Восток в России действительно давно стоит особняком. На его развитие федеральный центр делает большие ставки. Несколько лет назад руководство страны объявило о приоритетном развитии Дальнего Востока. А в ходе пленарного заседания Восточного экономического форума — 2018 президент Владимир Путин дал поручение правительству разработать национальную программу развития Дальнего Востока на период до 2025 года и с перспективой до 2035 года. При этом обеспечив ускорение роста экономики примерно на 6% в год.

Глава РФ также сообщил, что за последние пять лет, с 2013 по 2017 год, промышленное производство региона прибавило почти 22%, что существенно выше среднероссийского показателя. «Сегодня на долю региона приходится больше четверти прямых иностранных инвестиций в Россию, тогда как ещё пять лет назад было порядка 2%», — сказал глава государства.. Казалось бы, все неплохо.

Но вот недавнее заседание президиума Госсовета прошло не в таких радужных тонах. И президент не скрывал недовольство. В том числе — проявившейся плохой подготовленностью чиновников к совещанию: кто-то оказался не в курсе рассматриваемых вопросов, кто-то путался в цифрах, кто-то с кем-то о чем-то, как выяснилось, не договорился.

В общем — весьма показательное знание высокопоставленными гостями из далекой от этих мест Москвы проблем региона. Так что раздраженная реакция главы государства была понятна.

А начал совещание Путин с того, что, несмотря на все меры и экономического, и социального характера, народ продолжает покидать регион. Только в минувшем году уехавших было на 17 тысяч больше, чем приехавших.

«Вызывает особую озабоченность, что 70 процентов уехавших — люди трудоспособного возраста. И это на фоне экономического роста в макрорегионе и большой потребности в кадрах на Дальнем Востоке», — подчеркнул президент.

В числе главных причин массового отъезда людей — низкая обеспеченность жильём, качественной медициной, образованием, проблемы транспортной доступности. Иными словами, отсутствует то, что наряду с достойными зарплатами должно привлекать профессиональные кадры, от которых собственно и зависит экономическое развитие. А получается, что кадры-то как раз и бегут.

Те, что остаются, рискуют просто не дожить до того самого пенсионного возраста, о повышении которого, как о панацее от всех бед, мечтает правительство.

«Сейчас продолжительность жизни в Дальневосточном федеральном округе немногим более 70 лет. Это ниже, чем в среднем по России. Очень тревожный показатель — высокая смертность в трудоспособном возрасте: её уровень также выше среднероссийского», — отметил Путин.

Причины смертности прояснила первый замминистра здравоохранения РФ Татьяна Яковлева: «Особенность Дальнего Востока состоит в том, что на первом месте с сердечно-сосудистыми заболеваниями среди причин смертности стоят внешние причины. Посмотрите, если по России 30,2% составляет смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, то на Дальнем Востоке внешние причины, … — это ДТП, это алкоголь, другие внешние причины», — сообщила она.

Ну, а проблемы с ДТП, что не секрет, зачастую связаны с качеством тех самых дорог, о которых говорили. А также — с массовым алкоголизмом, который, в свою очередь, нередко сопутствует неустроенности людей: профессиональной, социальной и прочих.

Впрочем, внешних причин, мешающих развитию Дальнего Востока, гораздо больше. В принципе, любое из ведомств может составлять «объяснительные» в духе «почему не сделали», «почему нет того или сего». И так далее. Вот только жителям страны и Дальнего Востока, в частности, что с этим делать? Держаться? Судя по всему, пока держатся, но не все.

Дальний Восток, правда, свое недовольство фактически выразил в ходе выборов. Эксперты предлагают прислушаться.

Председатель наблюдательного совета Института демографии, миграции и регионального развития Юрий Крупнов считает, что критическая ситуация, сложившаяся в регионе, была предопределена.

— Первый момент — это чрезвычайная запущенность общего социально-экономического состояния, когда за последние 30 лет регион фактически во многом был отдан «на вольные хлеба». С одной стороны, завязались различные связи с КНР и другими государствами Юго-Восточной Азии. С другой — стратегическая функция региона и его статус, по сути, утеряны.

В этом смысле, это очень запущенная ситуация. И 30 лет этой запущенной ситуации не могли пройти бесследно. Все, что советского можно было доиспользовать, — доиспользовали. Теперь советское наследие морально и физически обветшало, поэтому регион находится в «нулевой ситуации».

Второй момент — крайне неудачные кадровые решения по Дальнему Востоку. Прежде всего, связанные с командой бывшего министра развития Дальнего Востока Александра Галушки. С момента его назначения министр запустил колоссальную «самопиарную» кампанию, абсолютно пренебрегая реальными проблемами Дальнего Востока.

И даже Восточный экономический форум, очень нужный и важный, превратили, по сути, в «пиарную» площадку. В реалии же проблемы жителей Дальнего Востока только нарастают.

Достаточно вспомнить, как на «голубом глазу» тот же Галушка два года назад рассказывал президенту, что тренд на выезд населения с Дальнего Востока якобы преодолен. В последние три месяца, дескать, даже положительный миграционный прирост.

Это смешно, потому что никто за три месяца прирост не смотрит. Общая тенденция — население постепенно покидает Дальний Восток — никуда не делось.

Точно также — методология расчета точек опережающего территорий, этот безумный «гектар», когда вместо инфраструктурного развития и строительства новых молодежных городов ставка сделана на какие-то жалкие клочки земли. Где люди, вроде бы, должны самостоятельно что-то как-то делать.

Эта безумная «самопиарная» эпоха реализовалась в те результаты выборов, которые мы видим.

«СП»: — Насколько этот регион и его население «независимы», как считают некоторые эксперты?

— То, что дальневосточники — люди с особым характером, ментальностью — это так. И это огромный плюс для страны. Потому что самостоятельность, упорство, «упёртость» и, в значительной мере, предпринимательская инициативность дальневосточников — наше колоссальное национальное богатство.

Но в ситуации брошенности, в ситуации, когда федеральный центр себя отчаянно «пиарит», не обращая внимания на реальные проблемы региона, безусловно, люди протестуют. И уж если решили, то ничего не делают в наполовину.

«СП»: — В последние годы Дальнему Востоку Москва уделяет особое внимание. Выделяются ресурсы, президентом дано поручение о разработки особой программы развития. Скажется ли это на развитии региона?

— Нет. Это никакого отношения не имеет к реальным проблемам населения. Во-первых, на том же недавнем Госсовете, которое проводил Путин, никакие реальные проблемы не обсуждались. Все было сведено к воспитательно-дисциплинарным моментам.

Во-вторых: кто будет писать эти программы? Те же люди, которые с нынешней социально-экономической моделью не только Дальний Восток, но и страну загоняют в тупик.

Без изменения кадровой политики и всей финансово-экономической и социальной модели ничего позитивного в стране не произойдет. Таких сил, которые на это способны, в правительстве на сегодня фактически нет. Структуры, которые, скорее, не научно, а методологически обеспечивают эти программы и решения Кабмина, тоже не имеют отношения к реальному углубленному анализу проблемы и проектированию.

Ждать нечего. Очередная программа, в лучшем случае, будет, как обычно, «никакой».

Политик и президент Института региональных проектов и законодательства Борис Надеждин смотрит на ситуацию более оптимистично. Он считает, что перспективы у Дальнего Востока огромны.

— Чтобы конкурировать за влияние в этом регионе, который становится стратегически даже более важным, чем Европа, потому что там под боком гигантские экономики Китая, Индии, Южной Кореи, Индонезия — недалеко. То есть — центр мира перемещается туда,. Нам нужно этот регион усиленно развивать.

Для этого (все-таки в 21-м веке живем!) нужно, чтобы там возник мегаполис. И чтобы люди в него поехали. Не так, как в старые времена, когда комсомольцев посылали в тайгу БАМ строить. А чтобы на Дальнем Востоке жить было выгодно, интересно, комфортно. И чтобы туда половина Москвы переехала.

Источник новости


Опубликовано: 25.09.18 12:06 | Просмотров: 122 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2018 All right reserved NewsDiscover.net