Интересное
загрузка...

До «Матильды»: новая опричнина и идея сакрального террора в современной России

До «Матильды»: новая опричнина и идея сакрального террора в современной России

В связи с полемикой по поводу фильма «Матильда» режиссера Алексея Учителя в поле зрения широкой общественности попало радикальное околоцерковное псевдоправославное движение, получившее в средствах массовой информации различные наименования, самыми запоминающимися из которых следует признать  «православный Талибан» и «православный ИГИЛ».

Лицом этого для многих нового и неожиданного по силе движения стала Наталья Поклонская, депутат Государственной Думы и символ «русской весны». Крымский символический капитал, значительно потускневший с  2014 года, все же позволил ей возглавить монархическую оппозицию «справа» и мобилизовать православный электорат, жаждущий выполнения государством программы очищения страны от вражеских сил, мешающих восстановлению теократического идеала Русского царства.

Однако следует напомнить, что религиозно-политическая оппозиция, выступающая от имени православия с программой сакрального контроля над политическим и культурным полем, возникла задолго до Натальи Поклонской и массовых протестов против кинофильма «Матильда».  Эта оппозиция существует с начала 1990-х годов как религиозный андеграунд, во многом критический по отношению к политике РПЦ и власти. Институциональным центром этого движения являются немногочисленные, но активные в медийном пространстве «опричные братства», наиболее известное из которых – Союз православных хоругвеносцев (СПХ).

СПХ был создан в 1992 году и возглавляется с момента основания Леонидом Симоновичем-Никшичем. Большой резонанс в российском обществе вызвал судебный процесс 2010 года против хоругвеносцев за распространение художественной продукции с трехчерепным символом и девизом «Православие или смерть».

В последнее десятилетие члены братства, выступая в устрашающем образе монахов-воинов, специализируются на художественно-политических акциях протеста против актуального искусства и гей-парадов. Широкую известность этому сообществу принесли их символические инквизиционные перформансы, такие как похороны игрушечной обезьяны как символа дарвинизма и атеизма в 2007 году, публичное сожжение в 2008 году «Дня опричника» и «Сахарного кремля» Владимира Сорокина, сожжение книг о царской семье Эдварда Радзинского и «Евангелия от Соловьева» известного телеведущего Владимира Соловьева, а теперь и ритуальное сожжение постера «Матильды» и фотографии режиссера Алексея Учителя. Все эти произведения объявлены  неоопричниками кощунством, унижающим русскую историю, православие, русский народ-богоносец и русское катехоническое государство.

Сегодня в лице Натальи Поклонской эта монархическая контркультура нашла поддержку в высшем законодательном органе Российской Федерации. Несмотря на дистанцирование Поклонской от религиозного экстремизма, ее почитание Николая II как ритуальной жертвы за Россию   сближает ее с идеологией неоопричнины.

Неоопричная доктрина

Современная неоопричная доктрина восходит к идее русской теократии и традиции сакрализации монархов (см. Успенский Б.А. Царь и Патриарх: харизма власти в России. Византийская модель и ее русское переосмысление,1998). Возрождение монархического опричного идеала напрямую связано с реабилитацией и активной работой ряда церковных и мирских организаций в начале 1990-х годов по канонизации Ивана Грозного как основателя Российской монархии. Требования канонизации Грозного в неоопричных текстах всегда сопровождаются требованиями канонизации Григория Распутина, а в 1990-х и канонизации Николая II и царской семьи (причислены к лику святых в 2000 году).

Апологетика Ивана Грозного в ультраконсервативных православных кругах восходит к публицистике митрополита Петербургского и Ладожского Иоанна (Снычева) (1927–1995), прежде всего его книге «Самодержавие Духа», вышедшей в 1994 году. Поэтому неоопричное богословие называют еще Доктриной митрополита Иоанна. Согласно неоопричной теологии, статус православного монарха выше, чем статус церковной иерархии. В этой богословской доктрине отсутствует принцип симфонии мирской и церковной власти, поэтому РПЦ классифицирует неоопричнину как ересь царебожества.

Опричнина описывается в трудах митрополита Иоанна и ряда других идеологов царебожества как образ небесного воинства, как православный аскетический идеал и сакральное орудие в эсхатологической битве с антихристом, где все средства хороши. Сакральный террор, направленный на борьбу с врагами православия и российского государства, является основной целью неоопричных союзов и братств.

Идеология неоопричнины распространяется рядом изданий, из которых можно выделить, литературно-художественный альманах «Священная хоругвь», газету «Русь православная», сайты «ОдигитриЯ» и «Русская народная линия». Один из ведущих авторов неоопричных изданий – историк, бывший пресс-секретарь митрополита Иоанна Константин Душенов. Несмотря на тот факт, что Душенов был осужден за экстремизм (в 2010 году приговорен к трехлетнему сроку за антисемитизм по 282 статье, вышел досрочно в ноябре 2012 года), его книги можно купить в церковных книжных лавках, он популярный видео-блогер, ведет свою программу «Душевные беседы» на интернет-телевидении «День ТВ».

Душенов, как и большинство национал-патриотов, возлагал большие надежды на третий срок Путина и на начатый процесс «национализации элит». На страницах газеты «Завтра» от 7 мая 2013 года он пишет о необходимости новой опричнины и новой «Черной Сотни»:

«Кремлю сегодня позарез нужна своя Опричнина. Своя Черная сотня. Свой “орден рыцарей-меченосцев”, этакий «православный русский НКВД» двадцать первого века. […] Кремлю нужна Черная сотня XXI века. Нужна массовая народная сила, на которую можно было бы уверенно опираться в случае любых катаклизмов, любых потрясений, любых попыток обрушить Российскую государственность, откуда бы такие попытки не исходили, извне или изнутри. И Кремль, похоже, это понимает».

Молитвенные стояния, крестные ходы, марши и перформансы являются теми зонами, где неоопричники наиболее активны и заметны. Существенный пласт религиозных практик царебожников составляет написание служб Иоанну Грозному и создание его иконописных изображений. Россия будущего мыслится как государство-монастырь, который возглавляет царь-игумен. Грозный в псевдоиконописи неоопричников толкуется одновременно и как смиренный монах, юродивый, и как грозный военачальник, вождь Третьего Рима.

Следует отметить важный социальный аспект неоопричнины – догмат абсолютного равенства всех перед лицом царя-игумена. В условиях жесткого социального и экономического неравенства в современной России данный опричный догмат обладает значимой мобилизующей силой.

РПЦ против

Воинствующее неоопричное движение представляет собой серьезный вызов официальному православию. Несмотря на малочисленность активно действующих организаций, само опричное мировоззрение достаточно распространено. Как пишет политолог Александр Шмелев:

«Не стоит думать, что все это – нечто “маргинальное”. Как раз наоборот, в каком-то смысле маргинальными оказываются так называемые «Основы социальной концепции» РПЦ, которые хотя и приняты на Архиерейском соборе 2000 года, но не вызывают никакой реальной богословской и публицистической активности, не плодоносят. В то время как доктрина митрополита Иоанна плодоносит активно, и чтобы в этом убедиться, достаточно зайти в любой церковный книжный магазин».

Русская православная церковь пытается бороться с теократической контркультурой и доктриной митрополита Иоанна. Разоблачению народного почитания Грозного и Распутина посвящают свои статьи и выступления диакон Андрей Кураев, священник и миссионер Даниил Сысоев (1974–2009), известный исследователь сектантства профессор Александр Дворкин, богослов Алексей Осипов. В 2004 году Синодальная комиссия по канонизации отказалась причислить к лику святых Ивана Грозного и Григория Распутина, а также крайне негативно высказалась о так называемом «народном почитании» и о попытках пересмотра принятого исторического понимания их деятельности.

Тем не менее полного отмежевания от деятельности неоопричных братств со стороны официальной церкви нет. К примеру, протоиерей Всеволод Чаплин следующим образом характеризует деятельность Союза православных хоругвеносцев:

«Я не могу подписаться под каждым их действием и каждым выступлением. Организация творческая, она любит откликаться на разные события общественной и культурной жизни общества. Состоит, в основном, из классических интеллигентов, хотя и предстает в «простонародном» обличии».

Двойственность отношения РПЦ и официальных властей к неоопричнине и все более активному процессу реабилитации Ивана Грозного, начатому радикальными монархистами еще в 1990-е годы, мы видим и в полемике по поводу установления памятников этому царю. Символично, что кампания со стороны царебожников против кинофильма «Матильда» совпала во времени  с открытием памятников Иоанну IV.

В контексте изучения процессов политизации истории и трансформации исторической памяти в современной России феномен неоопричнины представляется предельно актуальным и заслуживающим внимательного изучения. Как мы видим, российская история как символический ресурс сегодня крайне востребована не только действующей властью, но и новым «гражданским обществом» – радикальными политическими, религиозными и общественными движениями и сообществами. 

Источник новости


Опубликовано: 28.10.17 19:22 | Просмотров: 106 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2017 All right reserved NewsDiscover.net Яндекс.Метрика