Интересное
загрузка...

Французские «Инспекторы» обезоружили русские тральщики

Французские «Инспекторы» обезоружили русские тральщики

В воскресенье в День ВМФ в Главном военно-морском параде в Кронштадте и смотре на Неве примут участие более 40 кораблей и судов Военно-морского флота. Среди них будет и сравнительно небольшой, зато новейший тральщик «Александр Обухов», головной корабль противоминной обороны проекта 12700 «Александрит».

Как водится, диктор в честь праздника станет взахлеб рассказывать зрителям о достоинствах этого корабля. И его слова наверняка окажутся сущей правдой. Но не всей. В торжественный день нас точно не станут посвящать в то, как случилось, что сегодня российский Военно-Морской флот почти бессилен бороться с минной опасностью, особенно в дальней морской зоне. Чтобы не портить впечатления от прекрасного праздника — Дня ВМФ — завтра, попробуем разобраться в этом сегодня.

На днях на Средне-Невском судостроительном заводе в Санкт-Петербурге состоялась торжественная церемония закладки корабля противоминной обороны «Петр Ильичев», относящегося к проекту 12700 «Александрит». По плану он должен быть передан ВМФ России в ноябре 2020 года.

Это шестой корабль проекта и пятый серийный. Головной корабль проекта «Александр Обухов» уже введен в строй ВМФ России. Четыре — «Георгий Курбатов», «Иван Антонов», «Владимир Емельянов» и «Яков Баляев» — строятся на Средне-Невском судостроительном заводе.

Корабль, безусловно, хороший и крайне важный для нашего флота, который переживает острую нехватку минных тральщиков. И прежде всего — способных работать в морской зоне. Хотя бы в ближней, не говоря уж о дальней. Его неоспоримое достоинство — использование при строительстве современных технологий, которые позволяют эффективно бороться с современным минным оружием. И при этом минимально подвергать опасности корабль и его экипаж.

Начнем с того, что корпус тральщика, а также надстройки изготовлены из монолитного стеклопластика, что полностью исключает срабатывание на него магнитных мин. Раньше противодействие магнитным минам осуществлялось за счет использования в корпусах не только маломагнитных сталей, но даже и дерева. Именно дерево использовано при строительстве в 70-е годы советских тральщиков проекта 1265, которые эксплуатируются и поныне. Для защиты от агрессивной морской воды они покрыты сверху тонким слоем пластика.

При строительстве «Александритов» используется технология вакуумной инфузии, позволяющая «выращивать» корпуса длиной до 80 метров. Такие размеры монолитных стеклопластиковых корпусов не могут изготавливать нигде в мире.

При строительстве противоминных кораблей проектировщики стремятся максимально снизить уровень физических полей тральщика. На «Александритах» в достаточном количестве присутствуют металлические агрегаты и узлы. При помощи специальной аппаратуры их периодически размагничивают. Также минимизированы и электромагнитные излучения и электростатические поля.

Существенно снижены акустические шумы. Силовая установка расположена на демпфирующей платформе, широко использованы резиновые покрытия, снижающие вибрационные шумы, в трубопроводах применяются гибкие вставки, шумящие механизмы имеют амортизаторы.

Все эти мероприятия необходимы в связи с тем, что современные мины имеют взрыватели, способные срабатывать и на металлическую массу, и на электромагнитные и электростатические поля, и на шумы. Есть и универсальные взрыватели, которые реагируют на все эти факторы.

Современны не только защитные меры корабля, но и способы обезвреживания мин. Раньше с минами боролись лишь при помощи контактных тралов, которые буксирует тральщик. Вполне понятно, что этот метод представляет серьезную угрозу для самого корабля.

Теперь работа выполняется не вслепую. Используемая на кораблях проекта 12700 концепция называется «охота на мины». Для этого применяются гидроакустические станции - как стационарная ГАС, так и буксируемая. А также телеуправляемые и роботизированные аппараты, которые «разыскивают» мины по курсу прохода тральщика. И либо сообщают их местоположения для последующего уничтожения, либо уничтожают сами. Есть даже одноразовые аппараты, которые осуществляют подрыв «ценой собственной жизни».

Уничтожение мин происходит по большей части неконтактным способом — с помощью направленного электромагнитного импульса, генерации магнитного поля, акустического удара. Также мины расстреливают из пулемета МТПУ калибра 14,5 мм.

На корабле используются и традиционные тралы — контактный одинарный, контактный парный и акустический.

Вряд ли кто-то будет спорить с тем, что ЦМКБ «Алмаз» спроектировал, а Средне-Невский судостроительный завод строит прекрасные тральщики, столь необходимые ВМФ. Характеристики корабля таковы. Водоизмещение — 890 тонн. Длина — 62 м, ширина — 11 м, осадка — 2,7 м. Мощность силовой установки — 2×2500 л.с. Максимальная скорость хода — 16,5 узлов. Дальность плавания на скорости в 10 узлов — 1500 миль. Экипаж — 44 человека.

То есть, исходя из водоизмещения, очевидно, что это прекрасный базовый тральщик, предназначенный для работы в районе военно-морских баз. Именно это и было вписано в тактико-техническое задание на корабли проекта 12700 Однако в 2017 году главком ВМФ адмирал Владимир Королев перевел «Александриты» в класс морских тральщиков.

Понятно, что в далекое море от этого он выходить не будет. Просто таким бюрократическим образом была создана видимость будто катастрофическое положение в нашем флоте с морскими тральщиками, которые должны осуществлять проводку боевых кораблей во время войны, у нас постепенно исправляется. Но пока никого и никуда «Александриты» без серьезного для себя риска проводить не в состоянии.

Невозможность дальних походов «Александритов», во всяком случае, — трех первых из них, обусловлена не только недостаточной мореходностью, но и нестыковкой при комплектовании корабля французскими аппаратами. Предполагалось закупить во Франции четыре безэкипажных катера Inspector Mk2 на сумму в 10 млн евро. Но впоследствии решили ограничиться тремя. При получении от французской компании ECA Group «Инспекторов» обнаружились, что они «сыроваты». То есть не вполне удовлетворяют предъявляемым к ним требованиям. В результате на прошлогодний военно-морской салон «Александру Обухову» пришлось прийти без катера.

Французы, похоже, в конце концов, довели катера до ума. Однако самую главную проблему устранить невозможно. Катер не может быть принят на борт нашего «Александрита» из-за слишком больших габаритов. Можно было бы, конечно, при строительстве серии у последующих кораблей удлинить корпус. Но при технологии вакуумной инфузии это невозможно — нельзя никаким образом изменять геометрию матрицы, «выращивающей» корпуса.

На внутреннем и внешнем рейдах военно-морских баз с этим можно как-то мириться: организовать дело так, чтобы катер все время плавал рядышком с тральщиком. Но в открытом море крохотный «беспилотник», имеющий водоизмещение всего 5 тонн, неминуемо утонет.

Правда, кораблестроители пытаются решить эту проблему за счет разработки собственного катера меньших габаритов. Его уже назвали «Искателем». Головной разработчик — НПП «Авиационная и морская электроника». Вот только неизвестно, когда «Искатель» будет готов. А до этого три первых «Александрита» обречены буксировать за собой французские катера, что называется, «на веревочке».

«Александриты», которых в лучшем случае будет десять (именно столько запланировано в Минобороны РФ), продолжат выпускать примерно до середины следующего десятилетия. Они смогут частично заменить давно устаревшие базовые тральщики проекта «Яхонт» и других столь же древних проектов. Всего таких плавающих «раритетов» в ВМФ России сегодня 22 единицы.

Но на четыре наших флота и одну флотилию десятка современных противоминных кораблей явно недостаточно. Тем более, если их начнут вынужденно использовать в дальних морских походах.

Еще хуже положение с более крупными морскими тральщиками (МТЩ). Сейчас их в совокупности у нас осталось 13 единиц. И в своем большинстве они явно устарели, поскольку имеют на вооружении для борьбы с минами лишь контактные тралы.

Но и это еще не все существо проблемы. МТЩ между флотами распределены явно неравномерно. На Балтийском флоте, например, нет ни одного морского тральщика. Нет их и у Каспийской флотилии.

При этом современных МТЩ у нас лишь три. Два корабля проекта 12660 «Железняков» (Черноморский флот) и «Владимир Гуманенко» (Северный флот) водоизмещением 1100 тонн, построены в 90-е годы. Лишь они способны осуществлять полноценную проводку подводных лодок, поскольку уничтожают мины, мины-торпеды, а также буи противолодочной обороны противника на глубине до 1000 метров.

На Черноморском флоте есть также корабль этого класса проекта 02668 «Вице-адмирал Захарьин», который был введен в состав Черноморского флота в 2008 году. Все остальные МТЩ спущены на воду в 70-е годы, в лучшем случае — в начале 80-х. Их уже давно пора списывать.

При этом обновления состава МТЩ существующих проектов в обозримом будущем не предвидится. Нет ясности и с проектированием новых кораблей.

В декабре прошлого года генеральный директор ЦМКБ «Алмаз» Александр Шляхтенко сообщил о разработке нового морского тральщика. Однако отказался сообщить подробности проекта, а также о том, сколько перспективных кораблей предполагается построить. И когда проект будет готов к передаче кораблестроителям — это тоже тайна за семью печатями.

Источник новости


Опубликовано: 27.07.18 20:38 | Просмотров: 109 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2018 All right reserved NewsDiscover.net Яндекс.Метрика