Интересное
загрузка...

Географическая точка невозврата

Географическая точка невозврата

Программа по возвращению русскоязычного населения тормозит, сокрушаются активисты. Один из них, Сайпутдин Гучигов, привозит в столицу республики когда-то сбежавших из нее русских жителей. Показывает новые роскошные дома, дворцы, фонтаны. Возит на могилы близких. «Очень небольшое количество людей вернулось. Но очень скоро приедут многие», - говорит доброволец.

В прошлом году о необходимости возвращения русского населения говорил и заместитель руководителя администрации главы и правительства Чеченской Республики Олег Петухов: «… Это одно из приоритетных направлений национальной политики республики, направленное на создание условий для возвращения тех лиц, которые были вынуждены в 1990-е годы покинуть регион в силу различных обстоятельств… Рамзан Ахматович приветствует приезд русскоязычного населения, независимо от того, проживали они в Чечне или нет.

Здесь безопасно, красиво, комфортно. Здесь нет пьянства, хамства, хулиганства и свободно можно гулять ночью, не опасаясь за свою жизнь».

Однако бывшие жители региона сомневаются в необходимости возвращения.

- Да, очень скучаю по Чечне. Мы жили в Грозном на Пролетарской улице. Замечательное место – рядом парк, - рассказывает переселенка Ольга Ростовцева, ныне проживающая в городе Энгельсе Саратовской области. – Отношения с соседями были хорошие.

Проблемы начались в 1990-м году. В почтовых ящиках русские жители обнаруживали анонимные письма с требованиями убираться. Примерно через год на улицах стали пропадать русские девочки, а юношей избивали и убивали. Мой 14-летний сын как-то пришел полностью окровавленным, в разорванной одежде. Я едва не лишилась сознания.

Затем начали выгонять из квартир русских грозненцев. На стенах домов появились надписи: «Не покупайте квартиры у Маши и Даши, они все равно будут наши!» Никто и не покупал даже за символические суммы.

Позднее стали популярными лозунги: «Русские, не уезжайте: нам нужны рабы». Было так страшно – не передать!

Семью завуча школы № 10 убили прямо в квартире. Четырех человек: ее, мужа и двух дочерей.

Мою соседку лишили жизни на улице - пробили голову, переломали ребра и изнасиловали.

Мы сбежали осенью 1993 года. Остались без жилья, без работы. Спасибо, приютили родственники.

«СП»: - Но все же, хотели бы вернуться назад?

- Вроде хочется, но когда вспоминаю о том, как остервенело избивали, грабили и убивали русских – желание пропадает напрочь. Хотя, надо сказать, были в Грозном и те, кто сочувствовал нам, но открыто помогать боялся.

Скучает по Чечне и врач-кардиолог Вера Сотникова, проживающая в подмосковном Волоколамске: «Мы жили в маленьком городке Нефтемайске. Моего сына грабили множество раз. Кругом творилось насилие! Одних убивали, других превращали в рабов...

У меня и моих соседей бандиты, ворвавшиеся с автоматами, отобрали документы на жилье и приказали выселяться.

Знаю, что ныне в этом регионе довольно спокойная обстановка. Русских зовут обратно.

В республике, действительно, немало хороших людей. И нам знакомые из местных в трудное время пытались оказать поддержку, разумеется, скрытую.

Я, кстати, посетила полтора года назад родной город. Соседка Айшат узнала меня, обрадовалась. Стала расспрашивать как дела, как дети? Хорошая женщина. И город хороший. Но мы в него не вернемся».

- Чечне крайне необходимы научно-технические кадры, врачи, педагоги. Поэтому русскоязычное население призывают к возвращению, надеясь, что у него проснется ностальгия по временам своей молодости, - говорит руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований Раис Сулейманов. – В Чечне ждут тех, кто был молод в конце 1980-х, начале 1990-х годов. То есть не очень старых.

Вторая причина попытки возвращения русских – политическая. События, происшедшие 1990-х годах в Чечне, с полным правом можно назвать геноцидом. Присутствие русских и их комфортное проживание станет свидетельством стабильности в республике. Для Рамзана Кадырова, позиционирующему себя не только главой региона, но и лидером народа, это очень важно.

Возможно, хотя маловероятно, у Кадырова присутствует желание оправдаться за страшные события 90-х. Он, будучи очень молодым, наверняка наблюдал за процессом вытеснения русскоязычных жителей Чечни. Теперь стремится показать: чеченцы – гостеприимны и с людьми другой национальности уживаются. Представления о нас, как о жиреющих, богатеющих за счет остальной страны – кардинально неверные.

В республике сохранились три казачьи станицы, им удалось выжить в лихолетье.

«СП»: - Какое количество русских осталось в регионе?

- Что собой представляет нынешнее русское население Чечни? Большинство – работники силовых органов, ежегодно отправляющиеся туда в командировки. Старики, сумевшие выжить в Грозном после двух войн. Станицы, о которых я сказал ранее. Постоянно проживающих – примерно 10 000 человек.

«СП»: - Сколько их ушло из республики?

- Называется цифра 300 000. Однако неизвестно, какое количество сбежало из региона, какое было убито и взято в рабство.

«СП»: - Высказывается версия: большое количество русскоязычного населения погибло от снарядов и бомб российской армии.

- Разумеется, гибли и по этой причине. Не только русские. Однако большая часть погибших русскоязычных была истреблена в период «зачистки».

«СП»: - Поедут ли русские в Чечню?

- Там негде работать. Возможно, из чисто пропагандистских соображений создадут несколько предприятий для русских, но для остальных работы не будет.

Если приезжие получат большее количество рабочих мест – коренное население озлобится, станет негодовать.

Работа найдется для квалифицированных специалистов, которые в Чечне отсутствуют. Но кто из них туда поедет?

К тому же о предоставлении жилья что-либо конкретного не говорят.

Кандидат политических наук, старший научный сотрудник кафедры российской политики МГУ имени М.В. Ломоносова Артур Атаев солидарен с Раисом Сулеймановым: «Программа по привлечению русскоязычного населения действуют в трех субъектах: Дагестане, Чечне и Ингушетии. Последней на реализацию запланированного перечислили внушительных размеров сумму. Однако, по признанию главы республики Юнус-бек Евкурова, ни одна русская семья не вернулась.

Случалось, жительницы Ставропольского края заключали брак с мужчинами из Ингушетии, получали субсидии и уезжали. Ни одно дела до суда не доведено.

Относительно Чечни. В настоящее время точных данных о числе русских переселенцев, проживающих в других регионах, нет. Отсутствуют данные и о количестве желающих вернуться.

Теперь проанализируем политическую элиту Чеченской Республики. В конце 1990-х, первой половине 2000-х годов она на 60 % состояла из русских, ныне – один-два человека.

В какой ситуации окажутся русские, пожелавшие переехать в Чечню?

В настоящее время, например, в Грозном, присутствует ощущение стабильности. Но какой период времени оно продлится?

Радикальные бандгруппы удалось вытеснить на территорию Ингушетии. Но кто даст гарантию, что они в ближайшее время не вернутся?»

Вера Сотникова говорит, что находясь на родине ощутила: чеченские подростки и молодые люди считают русских злейшими врагами.

- Их не нужно в этом винить. Родились либо перед войной, либо в ее период. Многие нездоровы, поскольку выросли в сложнейшей ситуации.

А большое количество чеченских стариков уже сожалеют об исходе русских. Говорят: «Плохо без вас».

Однако в трагедии русскоязычного населения Чечни повинные не только чеченцы. Нас предало российское правительство, приведшее к власти Джохара Дудаева, военные, говорившие: «Если вы еще здесь, значит, тоже чеченцы», и правозащитники, не замечавшие, что нас убивают. Мы оказались русскими второго сорта».

Источник новости


Опубликовано: 19.05.13 13:08 | Просмотров: 1566 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2019 All right reserved NewsDiscover.net