Интересное
загрузка...

Хоккеист против дзюдоиста: Лукашенко вызвал Путина на острый мужской разговор

Хоккеист против дзюдоиста: Лукашенко вызвал Путина на острый мужской разговор

Президент России Владимир Путин может встретиться со своим коллегой из Белоруссии Александром Лукашенко 21 сентября на территории РФ. Переговоры двух лидеров с участием премьер-министров и вице-премьеров анонсировала пресс-служба белорусского президента. При этом министр иностранных дел Республики Беларусь Владимир Макей уже заявил, что переговоры будут острыми, хотя и конструктивными.

«Президент поставил задачу подготовить действительно обстоятельный, содержательный разговор с российской стороной. Я убежден, что это будет, может быть, острый, но очень конструктивный разговор, который позволит нам решить проблемные вопросы, которые остаются в нашей сегодняшней повестке дня», — сказал Макей в интервью телеканалу «Беларусь-1» 4 сентября.

Как и в прошлом году, проблемами в отношениях между странами являются условия поставки нефти и газа в Белоруссию, а также устранение торговых барьеров. «СП» уже писала о том, что российское Минэнерго обсуждает возможность прекращения беспошлинных поставок нефтепродуктов в соседнюю республику, так как это «экономически нецелесообразно». До этого Александр Лукашенко обвинил «либералов в российском Минфине» в том, что Минск получает не все пошлины от реэкспорта российской нефти, о которых договаривались стороны.

Москве и Минску не в первый раз предстоит решать нефтегазовые конфликты в ручном режиме. Но если раньше между обострениями проходили достаточно большие промежутки времени, то сейчас они сократились до полутора лет. Последний раз конфликт был вызван задолженностью Белоруссии за российский газ. Минск отказался платить по завышенной, по его мнению, цене, и пересчитал формулу по-своему. В ответ Москва начала сокращать поставки сырой нефти, что больно ударило по бюджету страны, ведь продажа нефтепродуктов является важной составляющей его доходной части, а 99% сырья для НПЗ поступает именно из России.

Конфликт был улажен после встречи двух президентов в начале апреля 2017 года. Российская сторона обязалась ежегодно поставлять по 24 млн. тонн нефти до 2024 года. Также с союзной республики сняли обязательство поставлять в Россию миллион тонн нефтепродуктов в год.

Однако этих обязательств оказалось недостаточно для Минска, особенно в свете налогового маневра в нефтяной отрасли России. Как уже было сказано, несмотря на разговоры о диверсификации, республика получает почти всю сырую нефть только из России. Причем на очень льготных условиях без какой-либо таможенной пошлины. И если для Белоруссии такие субсидии приносят до 5% ВВП (который в целом составляет около 60 млрд долл.), то для самой России они оборачиваются убытками в 3 млрд. долларов, как подсчитали в Минфине.

Но уже в следующем году ситуация может измениться. По условиям налогового маневра, который Госдума одобрила в июле, в 2019—2024 годы вывозная пошлина на нефть в России снизится с 30% до 0% и одновременно будет повышаться налог на добычу полезных ископаемых при добыче нефти на величину снижения экспортных пошлин. В итоге, цена нефти для Минска подорожает на ту самую величину пошлины, которую он сегодня не выплачивает.

Кроме того, в условиях единого таможенного пространства с Россией Белоруссия будет вынуждена отменить экспортные пошлины на нефть и нефтепродукты. Также в 2019-м завершается действие договоренности в нефтегазовой сфере, по которой Россия перечисляет союзной республики средства от перетаможки 6 млн. тонн нефти.

Все это, как подсчитали в белорусском Минфине, может привести к падению ВВП страны на 3,8%. Поэтому власти страны рассчитывают на «компенсацию» выпадающих доходов.

«Мы входим в контакт с российской стороной. Возможен поиск компенсирующих механизмов на государственном уровне», — заявил министр финансов Белоруссии Дмитрий Кийко в начале августа.

Но в условиях жесткой экономии бюджета и таких, мягко говоря, непопулярных среди населения мер, как повышение пенсионного возраста и НДС, продолжать субсидировать Белоруссию на прежнем уровне кажется не самым разумным шагом. Это понимают и в правительстве. Так, заместитель министра финансов России Илья Трунин в июле говорил о том, что Москва не отказывается от поддержки союзного государства, но хочет перевести ее на «счетные, определенные формы», тогда как сейчас она имеет неограниченный характер, от чего страдает российский бюджет.

Вопрос компенсации, как и цен на газ почти наверняка будет обсуждаться на предстоящих переговорах. Раньше после личных встреч российская сторона, как правило, шла на уступки, но как будет развиваться ситуация сейчас, неизвестно. Белоруссия, несомненно, будет апеллировать к своему особому статусу ближайшего партнера, неслучайно министр уже пообещал «острые» переговоры. Но, как говорят эксперты, этот статус мало чем подкрепляется помимо слов, Москва же хочет увидеть дела.

Директор Центра изучения кризисного общества, заместитель заведующего кафедры государственной политики МГУ имени М.В. Ломоносова Максим Вилисов считает, что нефтегазовые разногласия — это лишь один из аспектов предстоящих переговоров, а главной темой станет переформатирование самой модели отношений между Россией и Белоруссией, которое давно назрело.

— Формальным повод для переговоров стал порядок изменения налогообложения в сфере торговли нефтепродуктами, но это только то, что на поверхности. На самом деле, речь идет об изменении модели взаимодействия между двумя странами. Россия заканчивает период односторонних уступок и субсидирования экономики Белоруссии и поставит вопрос о взаимности. Речь пойдет об обновлении системы отношений между странами в экономической и политической сферах. Переговоры действительно будут острыми, потому что они коснутся как системных вопросов двусторонних отношений, так и, возможно, внутренней политики Белоруссии. Хотя последнее может остаться внутри переговорной комнаты двух президентов.

«СП»: — В прошлом такие переговоры часто заканчивались уступками в адрес Минска, что изменится на этот раз?

— Ситуация, когда одно государство фактически живет за счет другого, но при этом при каждом удобном случае пытается демонстрировать позицию, идущую вразрез с его национальными интересами, не может продолжаться бесконечно. Думаю, катализатором стало усложнение экономической ситуации в России и геополитической ситуации в мире. К этому прибавились и проблемы транзита власти в Белоруссии.

По совокупности факторов во взаимоотношениях двух стран настало время перезагрузки. Она начинается с экономики, но все понимают, что ослабление поддержки со стороны России может вызвать негативные последствия для Белоруссии. Поэтому дальше возникнет вопрос о координации государственной политики, чтобы эти последствия купировать. Но система поддержки должна быть прозрачной и давать возможность отслеживать результаты.

Это нормальный интеграционный процесс, когда от формального декларирования союзного государства России и Белоруссии можно перейти к фактическому взаимодействию на высшем уровне в финансовой, социально-экономической и других сферах. До настоящего времени белорусская сторона болезненно воспринимала любые попытки обсуждения вопросов внутреннего развития, откладывая их решение «на потом». Но так как никто не хочет, чтобы ситуация в Белоруссии неожиданно начала развиваться по кризисному сценарию, позиция Российской Федерации становится все более твердой.

«СП»: — Нет ли опасности, что твердость начнет проявлять и Александр Лукашенко, фактически шантажируя Москву разрывом особых отношений между странами?

— Говоря прагматично, сейчас для Москвы по целому ряду геополитических причин лучший момент для того, чтобы провести переформатирование отношений. Александр Лукашенко и так не является «рукопожатным» для стран Запада, хотя отдельные попытки улучшить свой имидж в последние годы предпринимались. Поэтому возможности для политического и экономического маневра у белорусской правящей элиты не так уж велики.

Помимо грозной риторики они не могут ничего противопоставить Москве. Даже попытки последнего времени по выстраиванию экономических отношений с Китаем не могут выступить альтернативой взаимодействия с Россией.

Но если Москва будет откладывать решение этого вопроса, внутренняя ситуация в Белоруссии может выйти из-под контроля. Не в последнюю очередь благодаря представителям белорусской элиты, которые активно раскручивают тему белорусского национализма. Думаю, для России худший вариант развития событий — это реализация украинского сценария в Белоруссии, что стало бы катастрофой. Поэтому момент для переговоров выбран оптимальный.

«СП»: — В чем конкретно может заключаться эта перестройка отношений?

— Может быть затронут целый спектр вопросов. Мы же знаем и на примере собственной страны, что оказание масштабной финансовой помощи со стороны международных институтов или зарубежных государств, как правило, обусловлено какими-то реформами и условиями. Как происходит в Евросоюзе, где выдвигают целый ряд требований к таким странам, как Греция.

Комплекс этих условий может быть самым широким, начиная от проведения комплексных экономических реформ и реформ в отдельных сферах, и заканчивая реализацией внятных и эффективных программ по борьбе с коррупцией и теневой экономикой. Например, можно хотя бы разобраться с контрабандными потоками, которые существуют для обхода российских контрсанкций.

Могут обсуждаться и другие вопросы, потому что взаимных претензий накопилось очень много. Если уж у экспертов и журналистского сообщества постоянно всплывают совершенно недвусмысленные материалы, то у специальных служб их может быть еще больше. Взять хотя бы неподтвержденную, но упорно циркулирующую информацию о том, что белорусские спецслужбы сознательно оказывают поддержку проектам белорусских националистов, пытаясь разыгрывать эту карту в политической игре. Думаю, Москва может выставить условия по самому широкому спектру вопросов, поэтому-то разговор между двумя президентами может получиться действительно горячим.

Источник новости


Опубликовано: 05.09.18 22:29 | Просмотров: 121 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2018 All right reserved NewsDiscover.net Яндекс.Метрика