Интересное
загрузка...

Ингушетия: красная линия раздора

Ингушетия: красная линия раздора

Власти республик изначально были настроены на быстрое и безболезненное разрешение давних противоречий вокруг административной границы между двумя субъектами Федерации. Однако неожиданно в Ингушетии подписание соглашения с Грозным о границе и его последующая ратификация парламентом республики вызвала политический кризис, способный привести к серьезным столкновениям. Противники передачи ряда территорий Ингушетии считают, что глава республики Юнус-Бек Евкуров «продал» исконные земли.

СТРЕЛЬБА В ВОЗДУХ

В четверг, 4 октября, весь день из столицы Ингушетии Магаса, где продолжается бессрочный митинг протеста против ратификации соглашения о границе с Чечней, приходят тревожные вести. Сначала глава республики подтвердил ратификацию парламентом соглашения о границе. Вслед за этим депутаты, вышедшие на стихийный митинг перед зданием парламента, утверждают, что 15 из 24 парламентариев проголосовали против ратификации.

До обеда Евкуров мужественно пытался наладить диалог с протестующими на площади, но в него полетела бутылка и отборная брань. Пришлось ретироваться. А силовикам не оставалось ничего другого,  кроме как открыть предупредительный огонь поверх голов.  

Соглашение о границе между Чечней и Ингушетией предусматривает обмен территориями. Согласно документу, Ингушетия получает кусок равнинного Надтеречного района, по сути, большое поле бывшего госхоза «Горагорский» на холмистой равнине, площадью до двух тысяч гектаров. К Чечне отходит горная территория, часть Сунженского района Ингушетии, но существенно большей площадью. Противники обмена говорят о 9% территории РИ.

Соглашение, а также карта с линией границы и прочими данными были опубликованы властями республик в открытом доступе.

Политический кризис охватил только Ингушетию. В Чечне не было особой реакции, СМИ публиковали лишь сообщения из Надтеречного района, жители которого недовольны потерей перспективных в сельскохозяйственном обороте земель.

ПОЧЕМУ ЧЕЧЕНЦЫ И ИНГУШИ ТАК ПО-РАЗНОМУ ОТРЕАГИРОВАЛИ НА СОБЫТИЯ?

«В конце прошлой недели я пообщалась с представителями ингушской общественности, выступающей против подписания договора о границах Чеченской и Ингушской республик. Потом, чтобы понять ситуацию, попросила предоставить мне возможность присутствовать на встрече общественности РИ и главы республики. По результатам этих встреч я утвердилась во мнении, что одна из главных причин сегодняшнего эмоционального накала в республике состоит в том, что договор был подписан тайно, без обсуждения, разъяснений и адекватной реакции на требование инициативных граждан объяснить им, что происходит. Это совершенно неприемлемо», — пишет у себя в FacebookЕкатерина Сокирянская, директор проекта программы Европы и Азии Международной кризисной группы, наиболее авторитетный в России специалист по вайнахской культуре, Чечне и Ингушетии.

Тревожные для ингушской общественности сигналы стали поступать еще в начале сентября, когда чеченские строители начали работы по строительству дорог, как теперь выяснилось, в отчуждаемом районе. Работы эти проходили под охраной чеченских силовиков.

Политическая культура и традиции общественной активности, в Ингушетии и Чечне совершенно разные. В Грозном трудно представить себе массовое публичное оппонирование проектам и задачам, инициируемым лидером республики Рамзаном Кадыровым.

«Антиевкуровская часть общественностиИнгушетии ожидаемо оседлала протест и «топит» во весь опор. Создается искусственный ажиотаж — якобы Евкуров сдаёт исконные земли ингушей. По факту, это не так», — продолжает Нерозникова.

В Ингушетии сильное гражданское общество и почти подлинная демократия. У главы республики Юнус-Бека Евкурова нет полноты власти. 4 октября на сторону противников пересмотра границы встал Конституционный суд Ингушетии. «Соглашение о новой границе с Чечней не может быть рассмотрено ингушским парламентом, так как подобные вопросы должны решаться на референдуме», — считает Суд.

Игнорирование общественного мнения и публичного обсуждения действительно значимых вопросов, может стать фатальной ошибкой главы Ингушетии. «Всё началось с тайного подписания Соглашения о границе между республиками. Как известно, вопросы изменения границ решаются через референдумы, согласно конституции. А здесь, сначала тайно подписали, а потом объявили как состоявшийся факт, что и возмутило народ, тем более на фоне последних серьёзных провалов в финансово-экономической деятельности Евкурова. Более того, он хотел в кратчайшие сроки протащить это Соглашение через парламент», — говорит в разговоре с изданием ингушский политик и общественный активист Аслан Хамхоев.

САКРАЛЬНОЕ ЗНАЧЕНИЕ ЗЕМЛИ В ИНГУШСКОЙ КУЛЬТУРЕ

Соглашение предусматривает обмен нежилыми территориями, ни один населенный пункт передан из юрисдикции одной республики в другую, не будет. Однако не публичность принятия столь важных политических решений руководством Чечни и Ингушетии, вызвала кризис, который увел на второй план обсуждение вопросов о том, каково значение и ресурс передаваемых Чечне районов.

Эти горные районы — место исторического расселения орстхойцев – субэтноса вайнахского культурного массива, общего и для ингушей, и для чеченцев. У орстхойцев трагичная судьба — они также, как и все вайнахи были выселены в Казахстан в 1944 году. А по возвращении большинства их на родину, им было запрещено селиться в исконных районах.  Тем не менее, эта субэтническая группа считается важнейшим «нациеобразующим» элементом и в чеченской, и в ингушской культуре, однако в силу своего пограничного положения, часть из орстхойцев относит себя к чеченцам, часть к вайнахам, часть настаивает на особой этнической идентичности. В конфликте вокруг границы орстхойцы, в отличие от ингушей, не выступают жестко с той или иной позицией.

«Эта граница, в любом из вариантов делит территорию обитания орстхойцев между двумя республиками. Она делит нас самих на ингушей и чеченцев. Поэтому, мы в целом против нее. Но в сегодняшней ситуации, видя бесперспективность каких-то серьезных преобразований, просили обе стороны отказаться от каких-либо изменений границы», — говорит Зураб Цечоев, представитель политически активного крыла орстхойцев.

В 1990-х годах разделение Чечено-Ингушской АССР было продиктовано желанием ингушей оставаться в составе России, тогда как в Чечне возникло в то время де-факто независимое государство. Впервые уладить территориальный вопрос в этом очень узком пространстве попытались тогдашние лидеры Ингушетии и Чечни – Руслан Аушев и Джохар Дудаев. В 1993-м году они подписали соглашение о территориальном разграничении. Впоследствии, уже после ликвидации независимой от России чеченской государственности, это соглашение фактически продублировали Ахмад Кадыров и Мурат Зязиков.

Однако  ингуши в еще большей степени, чем  чеченцы и другие северокавказские народы, остро реагируют на вопросы, связанные с землями, которые они воспринимают как свое историческое наследие. «Ингуши боятся, что у них отнимут землю, как это было после конфликта с осетинами в 90-х годах. (Конфликт вокруг Пригородного района Северной Осетии — прим. ред.). У Чечни же есть выраженное стремление к расширению своего ареала обитания, вплоть до выхода к морю», — рассказывает Екатерина Нерозникова.

Поэтому сейчас, несмотря на публикацию текста соглашения об урегулировании пограничных вопросов, публикацию карт местности и сопутствующей информации, для ингушского общества, «соглашательская» политика властей воспринимается как предательство. И, несмотря на то, что отторгаемая территория расположена высоко в горах, там никто не живет, а место имеет одинаковое историко-культурное значение для всего вайнахского этнического массива, в Ингушетии это соглашение воспринимают как переход «красных линий», что может в ближайшие дни усилить конфликт. Хотя объективно, причин для волнений нет.

Проблема осложняется остротой внутриполитической борьбы в республике. «Даттых и Алкун (местности в горной части Ингушетии) остаются в составе Ингушетии. Из 19 нефтяных скважин 16 остаются в Ингушетии. Башни Цечоевых и Мержоевых остаются на территории Ингушетии. За Фортангой (река, которая считается пограничной между Ингушетией и Чечней), ингуши не жили, и там нет ингушских кладбищ. Там жили орстхойцы, часть из которых сегодня считают себя ингушами, часть – чеченцами, и у которых претензий по границам нет. Обмен произведен равноценный, метр на метр. Граница очень нужна, так как из-за ее отсутствия происходят постоянные стычки с соседями и звучат взаимные претензии», — пишет Екатерина Сокирянская.

Важное значение имеет также внутриполитическая ситуация в республике. Юнус-Бек Евкуров увяз в конфликтах, в локальной междоусобице. У него много врагов, которые могут постараться, чтобы подписание этого соглашения о границе стало его фатальной ошибкой.

«Если говорить о популярности Евкурова, то нужно сказать, она резко упала за последние четыре года его правления. Коррупция и протекционизм в республике вырос до невообразимых высот. Почти все промышленные объекты, построенные  по Федеральной целевой программе республики, не работают и сметная стоимость их явно была завышена. Во всех структурах власти засели родственники большой семьи Евкурова, без соответствующего образования профессионализма. ЖКХ, Водоконал, Энергетику, инфраструктуры запустили абсолютно», — считает Аслан Хамхоев.

Москва пока, во всяком случае, на публичном поле никак не обозначила свою позицию. Известно о том, что в республику летит Руслан Аушев, первый президент Ингушетии, фигура, очень авторитетная в республике. Люди, находящиеся перед зданием парламента в Магасе готовятся там ночевать. Глава Чечни Рамзан Кадыров в распространенном накануне обращении к ингушскому народу заявил о том, что «его устраивает и воевать». Ситуация заметно накаляется.

Источник новости


Опубликовано: 07.10.18 14:04 | Просмотров: 143 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2018 All right reserved NewsDiscover.net