Интересное
загрузка...

Южная Корея выдавливает нашу оборонку с мирового рынка вооружения

Южная Корея выдавливает нашу оборонку с мирового рынка вооружения

Презентация на недавней выставке DX Korea южнокорейского танка K2 Black Panther («Черная пантера»), адаптированного для войны в пустыне, получила неожиданное продолжение. Оман заявил о готовности заключить контракт на астрономическую сумму $ 885 млн. для покупки 76 «Черных пантер», чтобы заменить стареющих британских Challenger 2 и американских M60.

И вот южнокорейские СМИ поспешили сообщить, что «Черная пантера» пустынной версии уже испытана на полигонах королевства и продемонстрировала отменный климат-контроль внутреннего отсека, а также доказала высокую надежность системы охлаждения силовой установки. Покупателю в числе прочего очень понравилась цветовая гамма маскировочной окраски и внешний дизайн. Брутальности «южнокорейцу» и впрямь не занимать: как говорится, на парадах — самое то.

Тем не менее, Оман утверждает, что приобретает бронетехнику исключительно для военных нужд. Армия настаивала на танках 4-го поколения, поэтому американский Abrams и немецкий Leopard-2 не рассматривались. Кандидатур было немного: российский Т-14, японский Type 10 и южнокорейский К2. Из них, мол, выбрали самое лучшее.

Собственно, о «Черной пантере» уже написано достаточно много, поэтому нет особой нужды повторяться. И все-таки отметим некоторые особенности, проясняющие сущность бронетехники Республики Корея (РК). Считается, что К2 является продолжением К1, который в свою очередь представляет собой южнокорейский вариант М1 Abrams. На деле проданный Оману танк является детенышем сразу 4-х родителей: уже названного Abrams, «немца» Leopard II, «француза» Leclerc и «русского» Т80, который был поставлен в РК в 90-е годы прошлого века.

Несмотря на глубокую переработку платформ «предков», эксперты без труда определят первоисточник того или иного узла. Зато наукоемкую начинку южнокорейцы создали с нуля, хотя многие идеи активной защиты позаимствованы у Т72 и Т90. Именно навороченная электроника позволила компании-производителю Hyundai Rotem позиционировать К2, как танк 4-го поколения. Дескать, в «Черной пантере» автоматизировано всё и вся. В этой связи невольно напрашивается аналогия с престижным автомобилем с «золотыми кнопками».

Вызывает удивление даже не заоблачная стоимость «Черной пантеры», а то, что Hyundai Rotem, будучи, по сути, «гражданской» компанией, без особых проблем зарабатывает на рынке высокотехнологической военной продукции. Похоже, её руководство приняло решение по «пустынной версии» К2, исходя из реалий рынка сбыта, а инженеры быстро сделали свое дело. Коль на Ближнем Востоке есть спрос на адаптированную бронетехнику, почему бы не выйти к богатым покупателям с таким предложением.

В то же время контракт с Оманом по К2 далеко не первая победа военной индустрии РК. В кооперации с Анкарой создан турецкий танк Altay (по сути, упрощенная версия танка «Черная патера»), который применяется в Сирии. Как известно, на Ближнем Востоке нефтяные страны пристально следят за тем, как ведет себя то или иное оружие в боевых условиях.

Успех южнокорейской оборонки наблюдается и в военном самолетостроении. Так, двухместный сверхзвуковой учебно-боевой самолёт KAI T-50 Golden Eagle («Золотой орел»), разработанный, кстати, в кооперации с Lockheed Martin, намного превосходит по соотношению цены и качества известные аналоги.

Надо отдать должное военным коммерсантам из Сеула. Убаюкивать конкурентов они умеют, ибо вначале KAI T-50 позиционировали исключительно, как учебный самолет, который, однако, может выполнять боевые задачи.

В реальности «Золотой орел» оказался прямой альтернативой американскому истребителю F-15 Eagle (просто «Орел»), но с гораздо меньшим ценником. ВВС Ирака и Филиппин приобрели по 16 «Золотых орлов» для обучения своих пилотов, но вскоре выяснили, что KAI T-50 обладает высокой боеспособностью и имеет «приятные» низкие эксплуатационные расходы.

Иракцы сразу же на «Золотых орлах» начали атаковать враждебных боевиков. А по словам министра обороны Филиппин Делфина Лоренцаны, президент Родриго Дутерте лично распорядился проследить за закупками новых «Золотых орлов». Ибо «в 2017 году глава государства убедился, насколько эффективен KAI T-50 в борьбе с боевиками-джихадистами в городе Марави».

Интересная получается картина: компания Lockheed Martin хотела того, или нет, подсунула свинью другому ведущему подрядчику Пентагона фирме McDonnell Douglas. Одно дело — когда в стране-покупателе локализуется и модернизируется давно продаваемая военная продукция, другое — когда «ученик» обгоняет «учителя» и даже отбирает у него кусок хлеба.

В итоге за вроде бы учебным южнокорейским самолетом выстроилась очередь, а несколько сделок по F-15 были приостановлены. Эту неприятность американцы пережили, тем не менее, достаточно легко, поскольку покупателями Golden Eagle выступают в основном не самые богатые страны.

Однако сейчас и у Lockheed Martin появился серьезный повод понервничать. Как известно, корпорация Korea Aerospace Industries реализует программу стелс-истребителя KAI KF-X, который изначально был запланирован как самолет 4++. Но сейчас его разработчик не исключает, что в 2020 году на выходе появится машина 5-го поколения, которая будет намного дешевле, чем F-35.

В целом, появление высокотехнологических военных продуктов К2 и KAI T-50 предопределяет дальнейшую политику РК. «Пройдя через массовое промышленное развитие, Южная Корея все чаще использует оружие и технологии, которые конкурируют с тем, что поставляет Европа и США», — отмечает старший научный сотрудник Саймон Веземан из Стокгольмского института исследований проблем мира. Эта организация, кстати, является непреклонным авторитетом на глобальном рынке вооружения.

Можно сколько угодно говорить о свободном рынке и честном соперничестве, однако, Южная Корея еще со времен войны с КНДР ограничена в суверенитете. Если её оборонка и выхватывает куски из-под носа заокеанского хозяина, то только потому, что Америка позволяет это по целому ряду репутационных причин. Таким образом, Сеул хотя и поставил цель стать крупнейшим продавцом оружием, но планирует занять свое место рядышком с Вашингтоном, подвинув, само собой, Москву. И пока такая политика себя оправдывает.

Для сравнения: экспорт южнокорейского оружия в 2006 году оценивался в $ 253 млн., но 10 лет спустя достиг $ 2,5 млрд., то есть увеличился практически на порядок. А объем продаж продукции нашей оборонки за этот же срок вырос менее 3 раз — с $ 6 млрд. до $15,3 млрд. Таким образом, разница динамик явно не в пользу российского ВПК. В любом случае, конкуренция за покупателей в ближайшей перспективе обострится, хотя «Рособоронэкспорт» в последнее время поднажал с продажами С-400.

Что касается конкретного оманского контракта, то в реальности у покупателя не было выбора из танков 4-го поколения. Японцы не поставляют свой Type 10 за границу. А русская «Армата» королевством не рассматривалась априори. Сорится с могущественной Америкой, крохотное королевство не стало бы при любом раскладе.

Какой танк лучше — К2 или Т14, оценить можно только в реальной войне, а в ней, как показывает история и современная практика, действуют другие правила и применяется иная бухгалтерия. Недаром, более опытные в военном деле индийцы считают, что за одни и те же деньги лучше купить десять Т72, чем один Abrams.

Источник новости


Опубликовано: 26.11.18 10:35 | Просмотров: 152 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2018 All right reserved NewsDiscover.net