Интересное
загрузка...

Как убедить цены не расти?

Как убедить цены не расти?

В Счетной палате сомневаются, что инфляция, прогнозируемая Центробанком, в следующем году будет вдвое ниже — 6%. Столь серьезное снижение роста цен требует от ЦБ дополнительного обоснования. Тем более что предстоят значительные траты из Резервного фонда, что еще больше разгонит инфляцию.

В Госдуме рассмотрели проект «Основных направлений единой государственной денежно-кредитной политики на 2016 год и на период до 2018 года». С докладом выступила глава ЦБ Эльвира Набиуллина. Дискуссия возникла вокруг прогноза Центробанка по инфляции на текущий и следующий годы. ЦБ считает, что в этом году инфляция составит 12–13%.

Но уже по итогам неполных 10 месяцев инфляция вплотную приблизилась к прогнозному уровню. А в марте этого года инфляция поднималась почти до 17%. «Достаточно сказать, что на 26 октября уровень инфляции уже составил 11,2%. И, наверное, будет существенно выше по итогам 10 месяцев, чем изначально предполагалось», — сообщила председатель Счетной палаты РФ Татьяна Голикова.

Прогноз ЦБ на 2016 год — 5,5–6,5% — еще более спорный.

Снизить рост цен в течение следующего года в 2–2,5 раза нереально. «Нам кажется, что такое серьезное снижение требует дополнительного обоснования», — добавила Голикова.

Она указала на факторы, которые препятствуют снижению инфляции: это низкий уровень конкуренции среди производителей товаров и услуг, повышенные инфляционные ожидания бизнеса и населения, старение производственных фондов.

Голикова не впервые высказывает сомнение в качестве официальных прогнозов. В прошлом году она подвергла сомнению прогноз Минэкономразвития по инфляции. Ведомство ожидало, что цены не превысят 9%. Но цены вышли на рубеж 11,4% против 6,5% в 2013 году.

Последний раз двузначная инфляция по итогам года в России была зафиксирована в 2008 году (тогда она составила 13,3%).

Итоговые цифры за 2014 год более чем в два раза превысили официальный таргет ЦБ по инфляции. Неудивительно, что в конце текущего года у Счетной палаты вновь возникают сомнения в достоверности прогноза регулятора.

Банк России в начале года планировал удержать инфляцию в 2015 году то в пределах 9%, то на уровне 5%. Потом пересмотрел его в сторону повышения до 8%. Неоднократные пересматривания собственных прогнозов стали для ЦБ привычным делом, причем стартуют эти прогнозы с оптимистичных отметок, а завершают годовой цикл в миноре.

Сейчас ЦБ даже не упоминает первоначальные цифры. «Я бы сказала, ближе к 8% в этом году и постепенно к 2017 году дойти до целей, которые мы раньше декларировали, — 4%», — заявляла на Гайдаровском форуме в январе этого года первый зампред ЦБ Ксения Юдаева.

По словам Юдаевой, номинальным «якорем» в экономике РФ должна стать именно низкая инфляция. Поэтому ЦБ и намерен стабилизировать инфляцию на уровне 8–10% в 2015 году. «Я вот даже малиновый костюм надела, чтобы не выглядеть так пессимистично», — признавалась Юдаева аудитории, собравшейся на панельную дискуссию «Финансовая политика: нормализация или стабилизация».

Но «малиновый оптимизм» не помог: не сбылся прогноз ни в 8%, и, похоже, не сбудется и прогноз в 4%. Сначала ЦБ уверял, что ориентир в 4% будет достижим к 2017 году, сейчас его сместили на конец 2017 года, выиграв фактически целый год для того, чтобы таргет по инфляции был исполнен.

Впрочем, Ксения Юдаева больше не куратор денежно-кредитной политики. Как было заявлено, Юдаева сосредоточится «на задачах финансовой стабильности, анализа и прогнозирования развития экономики и международных отношений». Неудивительно, что ЦБ теперь регулярно делает заявления о том, что курс рубля у нас вот-вот стабилизируется и начнется движение к равновесным значениям. Теперь за ДКП в Центробанке отвечает Дмитрий Тулин. С его приходом в ЦБ (с января 2015 года) прогнозы ЦБ стали ближе к реальности. Недавно в ходе парламентских слушаний в Госдуме Тулин заявил, что волатильность валютного курса невозможно преодолеть.

«Хотелось бы, чтобы он был стабильным, но не получится. Причем эта волатильность курса, неустойчивость приводит к асимметричному одностороннему инфляционному влиянию на внутренние цены», — цитировал Тулина «Интерфакс». Но ориентир по инфляции ЦБ не меняет и после прихода Тулина.

Хотя за последние 10 месяцев стало очевидным, что бороться с инфляцией повышением ключевой ставки у ЦБ не получается. Когда ЦБ еще в конце 2013 года ставил таргет в 4% как желаемый ориентир для инфляции, она была ниже 5%. Ключевую ставку ЦБ ввел 13 сентября 2013 года — она составила 5,5%. В прошлом году рост цен преодолел двухзначную величину и составил 11,4%. На 2015 год официальный прогноз Минэкономразвития составил 7,5%. Этот прогноз трижды менялся еще в течение прошлого года. Первоначальный был 5%, а после введения Россией ответных санкций вырос до 6,5%. Иными словами, «малиновый оптимизм» официальных прогнозов в среднем вдвое выше реальной ситуации с ценами.

Замглавы ВЭБа Андрей Клепач считает, что при нынешних ценах на нефть в районе $50 за баррель высокая ключевая ставка ЦБ, может быть, и оправданна, но вопрос, насколько реалистична среднесрочная цель по снижению инфляции в этих условиях. Олег Вьюгин, глава МДМ-банка, также отмечал в интервью «Газете. Ru», что в обычных условиях меры, принимаемые ЦБ для снижения инфляции, были бы оправданны, но в условиях экономического шока это не работает. «И ЦБ всегда запаздывает», — сокрушался Вьюгин. Замглавы МЭР Алексей Ведев также считает, что повышение Центробанком ключевой ставки на фоне разгоняющейся инфляции не поможет замедлить рост цен.

Татьяна Голикова — не первый чиновник высокого уровня, который засомневался в реалистичности оценок ЦБ. Советник президента по экономике Сергей Глазьев в интервью «Газете. Ru» утверждал, что российская экономика сошла с траектории роста и сорвалась в кризис вследствие грубейших ошибок в денежно-кредитной политике. Глазьев называет такую политику мифологией «вашингтонского консенсуса». Президентский советник считает, что ЦБ реализует «примитивную денежную политику с одним инструментом управления — ключевой ставкой, по которой ЦБ ведет рефинансирование коммерческих банков».

В действующем прогнозе по инфляции в полной мере не учтен еще один фактор — расходы Резервного фонда. Минфин пока не пересматривал оценку по расходованию средств из Резервного фонда. В этом году будет потрачено 2,6 трлн руб. (ранее не исключались расходы в 3,2 трлн руб.), и эта оценка пока не пересматривается, заявила во вторник первый замглавы министерства Татьяна Нестеренко.

«Сейчас идет снижение поступления доходов, и у нас, как обычно в четвертом квартале, особенно в декабре, очень высокие расходы, мы даем авансовые пенсии январские», — сказала замминистра. Госрасходы отражаются на росте цен с временным лагом в несколько месяцев. Еще один повод засомневаться в достоверности прогноза ЦБ по инфляции на 2016 год.

Непонятно также, заложил ли ЦБ в свой прогноз надвигающийся выборный цикл и, соответственно, рост цен за счет повышения социальных расходов. Счетная палата и депутаты Госдумы ждут объяснений. Центральному банку предстоит на совете директоров 10 ноября рассмотреть рекомендации депутатов и направить в Госдуму основные направления единой государственной денежно-кредитной политики, сообщил глава комитета Госдумы по бюджету и налогам Андрей Макаров.

Источник новости


Опубликовано: 04.11.15 20:16 | Просмотров: 752 | [ + ]   [ - ]   |
© 2019 All right reserved NewsDiscover.net