Интересное
загрузка...

Каспий: гонка вооружений

Каспийское море, расположенное на южных рубежах России между двумя главными конфликтными зонами – Кавказом и Центральной Азией, способно стать еще одним очагом нестабильности. В Прикаспийском регионе тлеет несколько неразрешенных межгосударственных конфликтов. Все прикаспийские страны в последнее время активно укрепляют и наращивают военно-морские силы.

Но главным событием, способным дестабилизировать регион, безусловно, может стать война США против Ирана.

В начале сентябре Туркмения впервые в своей истории провела военно-морские учения. При разделе Каспийской флотилии, последовавшим за распадом СССР, большая часть кораблей досталась России и Азербайджану. Туркменские военно-морские силы долгое время были самыми слабыми на Каспии, поэтому недавние учения, получившие название «Хазар-2012», были призваны продемонстрировать их возросшие возможности. Помимо военно-морских сил участие в них, как сообщает интернет-газета «Тurkmenistan.ru», принимали практически все рода вооруженных сил: артиллерия, авиация, пехота, противовоздушная оборона, морские части пограничной службы, а также различные подразделения министерства национальной безопасности, обороны и внутренних дел. Сценарий учений, предусматривающий нарушение неназванным противником морской границы Туркмении, выглядит весьма симптоматично.

У Ашхабада уже длительное время существует конфликт с Баку по поводу принадлежности нефтегазовых месторождений центральной части Каспия, и учения, похоже, предусматривали устранение связанной с этим угрозы.

В середине июня между Баку и Ашхабадом возник дипломатический скандал, последствия которого ощущаются до сих пор. Азербайджанские пограничники задержали туркменское научно-исследовательское судно, пытавшееся проводить сейсмические исследования на спорном месторождении «Кяпяз» (туркменский вариант названия – «Сердар»). Месторождение расположено на стыке морских границ Туркмении и Азербайджана и в советский период называлось «Промежуточным». Однако линия морской границы между двумя республиками до сих пор не определена. При ее проведении стороны предлагают руководствоваться разными принципами. Баку считает, что границу следует проводить на основании ее удаленности от крайних точек побережья. Ашхабад же предлагает проводить границу на основе удаленности береговых линий. В итоге каждая сторона считает месторождение своим. В соответствии с соглашением, заключенным между Туркменией и Азербайджаном в 2008 г., до определения статуса месторождения всякие работы на нем запрещены, на что и ссылается азербайджанская сторона. Туркмения же 16 июня направила Азербайджану протест «в связи с попытками осуществления противоправных действий со стороны азербайджанской пограничной службы в отношении гражданского судна, проводящего научно-исследовательские работы в секторе Каспийского моря, не имеющего никакого отношения к Азербайджану». Проблему милитаризации Каспия такие инциденты лишь усугубляют.

Военно-морские силы на Каспии наращивают и другие государства. В апреле этого года Казахстан спустил на воду ракетно-артиллерийский корабль водоизмещением 250 тонн собственного производства. Он предназначен для уничтожения боевых надводных кораблей, катеров и транспортных средств противника. В 2012-2013 гг. казахстанские ВМС планируют получить еще два таких корабля, но с более мощным вооружением.

Пристальное внимание бассейну Каспийского моря уделяют США. Осознавая ключевое значения Каспия, которое соединяет двух геополитических противников США, американцы всячески стремятся закрепиться в этом регионе.

Как отмечает интернет-издание Iran News, в докладе государственного департамента США для Конгресса по бюджетному финансированию военных операций за рубежом в 2012 году говорится, что ввиду «растущей важности безопасности Каспийского моря в этом богатом нефтью и газом регионе», Соединенные Штаты намерены сдерживать Иран и Российскую Федерацию, вооружая Азербайджан, Казахстан и Туркмению. В отношении каждой из стран существует своя стратегия. Азербайджану США уже помогли в создании военно-морских сил специального назначения. На вооружении береговой охраны Азербайджана находятся боевые и десантные катера американского производства. Казахстану США планируют помочь в развитии морской авиации. На вооружении ВМС Казахстана находятся американские вертолеты Huey II, четыре десантных катера, три 42-футовых катера типа Defender, а также три южнокорейских патрульных катера водоизмещением 150 тонн. В Туркмении «американская помощь будет направлена на содействие укреплению зарождающегося туркменского военно-морского потенциала, который будет способствовать безопасности на Каспийском море», а также организации подготовки военных моряков на английском языке. Все эти довольно незначительные в плане затрат мероприятия в случае масштабной войны с Ираном могут превратиться в весьма чувствительные военные рычаги. Весьма заметную роль, в частности, могут сыграть станции слежения, которые США размещают на территории Азербайджана. 

Иран на сегодняшний день располагает на Каспии гораздо более мощными ВМС, которые превосходят возможности любой из прикаспийских стран, за исключением России. 

В их составе – около 90 катеров и вспомогательных судов, включая два ракетных катера типа Sina водоизмещением около 300 т, вооруженных противокорабельными ракетами с дальностью стрельбы до 120 км. Первый из этих катеров вошел в состав иранского флота в 2006 г., второй – в 2010 г. Иранские ВМС планируется пополнить и строящимся корветом типа Jamaran, вооруженный противокорабельными ракетами, артиллерийскими установками и вертолетом. В июне заместитель командующего ВМС Ирана вице-адмирала Аббас Замини сообщил, что Тегеран планирует разместить на Каспии «легкие субмарины». Наращивание боевых возможностей иранских ВМС, по мнению аналитиков, направлено в первую очередь на блокирование угрозы, которая в случае войны может исходить из Азербайджана. Сотрудничество Баку с США и Израилем дает Ирану основания подозревать, что в случае начала военных действий территория Азербайджана может быть использована для ведения против него военных действий. Так, при помощи Израиля в прошлом году в Азербайджане уже построен завод по производству беспилотных летательных аппаратов, которые, как сообщает Deutsche Welle, уже ведут наблюдение на участках спорных месторождений нефти и границ с Туркменией и с Ираном.

Боевые возможности своих ВМС наращивает и Россия, которая располагает на Каспийском море самой мощной военной флотилией. Причем в процесс развернувшейся на Каспии гонки вооружений она включилась едва ли не последней. Летом этого года ОАО «Зеленодольский судостроительный завод имени Горького» передал Каспийской флотилии новейший сторожевой корабль «Дагестан», построенный с использованием стелс-технологий. На сегодняшний день это самый мощный корабль на Каспийском море. Обладая водоизмещением 1500 тонн, «Дагестан» вооружен новым ракетным комплексом Калибр-НК, способным уничтожать надводные и береговые цели на расстоянии 300 километров. Для сравнения – флагман Каспийской флотилии сторожевой корабль «Татарстан» вооружен ракетным комплексом «Уран», способным уничтожать надводные цели на расстоянии в 130 км. Азербайджанское интернет-издание «Зеркало», размышляя над тем, зачем России на Каспии понадобился такой корабль, не имеющий себе достойных противников, отмечает, что со всеми прикаспийскими странами у РФ сложились «либо дружественные, либо стабильные деловые отношения». Проблемы существуют лишь в области проведения морских границ, причем связаны они, прежде всего, с Ираном. Однако усиление Каспийской флотилии, как отмечают российские аналитики, вовсе не связано с перспективой войны против какого-либо прикаспийского государства.

Главная задача, которую решает Россия – прикрытие южных границ на случай дестабилизации ситуации в регионе, к которой может привести война США против Ирана. 

Геополитические мотивы просматриваются и в противоречиях по определению правового статуса Каспийского моря. Прийти к согласию в этом вопросе прикаспийские страны не могут со времени распада СССР. В советский период статус моря определялся договорами между РСФСР и Персией от 26 февраля 1921 г. и советско-иранским договором о торговле и мореплавании от 25 марта 1940 г. Эти документы установили режим свободы судоходства по всей акватории моря, свободу рыболовства, за исключением 10-мильных национальных зон, и запрет на плавание по Каспию судов некаспийских государств. В результате распада СССР на берегах Каспия появилось четыре новых независимых государства и начались переговоры по определению нового правового статуса Каспия, которые не завершены до сих пор. Основные противоречия связаны с тем, по какому принципу делить Каспийское море. Будучи внутренним водным бассейном, оно не подпадает под действие международных конвенций по морскому праву. Иран, располагающий всего 14% береговой линии Каспия, предлагает разделить его на равные доли по 20% каждому из прикаспийских государств. Однако Азербайджан и Туркменистан, которые в результате лишатся значительной части шельфа, такой принцип не устраивает. Россия предлагает не делить толщу воды на национальные сектора, чтобы не препятствовать свободе судоходства, а для регулирования недропользования разделить дно по принципу срединной линии. Причем РФ уже урегулировала пограничный вопрос с Казахстаном и Азербайджаном, заключив с ними соглашения о разграничении на Каспии по принципу срединной линии, но Иран признать эти договоренности отказался. 

Неурегулированность правового статуса Каспия и противоречия между Баку и Ашхабадом стали одной из главных причин срыва планов по строительству транскаспийского газопровода, которые при активном участии американцев вынашивались с конца 1990-х гг. В 2000-е гг. этот вопрос вновь стал актуальным в связи с проектом строительства газопровода «Набукко», который посредством транскаспийского газопровода должен был получать туркменский газ. Однако неурегулированность правового статуса Каспия делает все эти планы весьма шаткими. Отсутствие общепризнанной морской границы позволяет Ирану, например, заявить, что газопровод находится на его территории. Главным лоббистом строительства Транскапийского газопровода выступает Евросоюз, стремящийся получать прикаспийский газ по независимому от России «южному коридору». Причем стратегия ЕС была ориентирована на то, чтобы игнорировать проблему правового статуса Каспия. В интервью Deutsche Welle представитель еврокомиссара по энергетике Марлен Хольцнер, например, заявила, что вопрос о статусе Каспийского моря при подписании документов по строительству газопровода затрагиваться не будет, и споры о нем на прокладку трубы влиять не должны. С точки зрения ЕС, газопровод пройдет по территории Азербайджана и Туркмении, а значит, другие страны блокировать это строительство не могут. Их мнение может учитываться только при решении вопросов экологической безопасности.

В условиях, когда Россия и Иран выступают против строительства Транскапийского газопровода, игнорировать их мнение проблематично. Однако успешное завершение военной кампании против Ирана способно кардинально изменить ситуацию. 

США в этом случае получат выход к южным берегам Каспия, и возражений по поводу строительства трубопровода у нового руководства Ирана, скорее всего, не будет. Впрочем, Россия в этом случае столкнется с гораздо более серьезной проблемой «отрыва» от нее Кавказа и Центральной Азии, а США и ЕС получат доступ к огромным иранским запасам газа.

Источник новости

 


Опубликовано: 19.09.12 21:34 | Просмотров: 1219 | [ + ]   [ - ]   |
© 2019 All right reserved NewsDiscover.net