Интересное
загрузка...

Кто обворовывает российских стариков

Кто обворовывает российских стариков

Эксперты РАНХиГС подготовили доклад «Повышение пенсионного возраста: позитивные эффекты и вероятные риски», в котором обосновывают необходимость повышения пенсионного возраста в России. Как указывают СМИ, разработки экономистов РАНХиГС нередко используются правительством. В частности, новые демографические меры по предоставлению семьям ежемесячной выплаты при рождении первого ребенка и выплат из материнского капитала при рождении второго были разработаны именно специалистами Академии народного хозяйства.

В докладе экономисты представили четыре сценария повышения пенсионного возраста. Они отличаются возрастом выхода на пенсию, который варьируется от 63 до 65 лет для мужчин и от 60 до 63 лет для женщин с нынешних 60 и 55 лет соответственно. Также сценарии отличаются друг от друга скоростью повышения пенсионного возраста.

Оптимальным с точки зрения баланса финансовых и социальных последствий эксперты считают увеличение возраста выхода на пенсию до 63 лет для мужчин и до 60 для женщин. Темпы увеличения не должны превышать трех—шести месяцев в год, чтобы население и рынок труда смогли лучше адаптироваться к новой реальности. Это позволит к 2030 году нарастить кумулятивный финансовый эффект до 4,1−7,4% ВВП.

Авторы доклада утверждают, что пенсионный возраст в любом случае необходимо повышать. В противном случае нагрузка на экономику будет расти, а реальные пенсии, напротив, уменьшаться. По подсчетам экономистов, если оставить все, как есть, к 2030 году доля населения старше действующего пенсионного возраста возрастет с нынешних 25,5% до 28,3%. А по прогнозу Минэкономразвития, к середине 2030-х годов численность пенсионеров сравняется с количеством работников, за которых уплачиваются страховые взносы, а затем и превысит его. Убыль трудоспособного населения с 2017 по 2030 годы составит по прогнозу Росстата четыре миллиона человек.

Все это приведет к тому, что соотношение средних пенсий к зарплатам упадет с нынешних 35% до 24% к 2050 году. Или же придется увеличить трансферт Пенсионному фонду из федерального бюджета с 2,3% до 3,6% ВВП. При этом вариант повышения ставки страховых пенсионных взносов на пять процентных пунктов с нынешних 22% до 27%, который также помог бы сохранить соотношение пенсий и зарплат, авторами практически не рассматривается, так как «это увеличит нагрузку на работодателей».

Экс-министр финансов, председатель совета Центра стратегических разработок Алексей Кудрин 7 февраля выразил уверенность в том, что повышение пенсионного возраста в России неизбежно. Это якобы позволит увеличить пенсии до 40% от прежнего заработка гражданина.

Однако другие эксперты сомневаются в том, что в нынешних условиях повышение пенсионного возраста до 65 лет у мужчин и 63 у женщин, как предлагает Алексей Кудрин, поможет решить социальные проблемы. Начнем с того, что средняя продолжительность жизни у мужчин в России составляет 67,5 лет. Таким образом, «возраст дожития» сократится до всего 2,5 лет. Эксперты говорят и о том, что средняя продолжительность здорового периода жизни для мужчин составляет всего 61 год, а после этого многие теряют трудоспособность и могут оформлять инвалидность. Так не логичней ли сначала поднять качество жизни и ее продолжительность, улучшить медицинскую сферу и так далее, а потом говорить о повышении пенсионного возраста?

Тем более что выдвигаются и другие идеи по реформированию пенсионной системы помимо повышения возраста выхода на пенсию. Например, Павел Грудинин, руководитель совхоза им. Ленина предлагает вообще упразднить Пенсионный фонд России (ПФР) и вернуться к советскому опыту пенсионных назначений и выплат.

Президент России Владимир Путин в декабре 2017 года говорил, что окончательного решения по вопросу повышения пенсионного возраста не принято. А если оно и будет, то не должно стать «шоковым», а происходить «постепенно и мягко».

Независимый эксперт по социальной политике, доктор экономических наук Андрей Гудков считает, что повышение пенсионного возраста возможно, но не в том виде, в котором предлагают эксперты РАНХиГС или Алексей Кудрин. Для начала необходимо поднять ставку страховых пенсионных взносов с 22% до 26%, чтобы не перекладывать весь груз с бизнеса на плечи простых граждан, а затем уже говорить о повышении возраста выхода на пенсию. В противном случае повышение пенсионного возраста несет больше рисков, чем выгод.

— Повышение пенсионного возраста предполагает увеличение объема трудовых ресурсов в экономике. Это необходимо только в случае, если экономика растет. У нас пока рост довольно умеренный — 1,5% по прошлому году и прогнозируется 2% в 2018. Это не те темпы роста, которые способны поглотить достаточно большие объемы дополнительных трудовых ресурсов.

Повышение пенсионного возраста приводит к тому, что на рынке труда остаются люди с устаревшим образованием, профессиями, навыками, которые менее всего востребованы. Они, скорее всего, станут безработными, и тогда требования восстановления пособий по безработице станут очень настойчивыми и вызовут социальную напряженность, потому что нынешнее пособие в 500 рублей в месяц никого не удовлетворяет.

Если же эти люди останутся на своих постах, это помешает карьерному росту их преемников младшего возраста, что отрицательно скажется на технологичном и организационном обновлении.

«СП»: — Как в таком случае решать проблемы ПФР? Тем более, что возраст выхода на пенсию в нашей стране один из самых низких среди развитых стран…

— Принцип построения системы социального страхования, в том числе солидарного пенсионного обеспечения, стоит на том, что должна быть адекватная ставка страхового тарифа. Минтруд в 2010-х годах, наконец, посчитал, что такая ставка должна составлять 26%. При этой ставке можно ратифицировать Конвенцию Международной организации труда № 102 от 1952 года о минимальных стандартах социального обеспечения. В ней сказано, что у пенсионера средняя пенсия должна составлять 40% от средней зарплаты в стране.

Порядка 70 стран эту Конвенцию ратифицировали и это требование выполняют. За бортом остаются две страны — Россия и США, и это очень странно. Пока страховые пенсионные взносы не будут повышены до 26%, которые насчитали в самом Минтруда, повышение пенсионного возраста — это просто попытка снять с себя обязательства.

Совершенно произвольно, пользуясь высокими темпами экономического роста и роста зарплат, либералы под руководством Алексея Кудрина в период с 2001 по 2006 годы снизили пенсионную ставку с 29% до 20%. Потом ее удалось поднять до 22%, которые действуют и сейчас.

Владимир Путин в свое время принял решение о том, что страховая пенсионная ставка должна составлять 26%, и никто это решение не отменял. Просто правительство ежегодно откладывает реализацию этого указания, мотивируя это тем, что оно якобы подорвет рентабельность бизнеса. Статистика же показывает, что рентабельность бизнеса после 2015 года более чем восстановилась и держится на высоком уровне. Поэтому повышение страховой ставки никак эту рентабельность не подорвет и значительным образом себестоимость не увеличит.

«СП»: — Почему тогда вариант повышения ставки серьезно не рассматривается?

— Это попытка угодить нашей буржуазии за хорошие деньги. У нее все в порядке, но она не хочет снижения нормы рентабельности своего бизнеса, поэтому не повышает зарплаты. А невидимой частью зарплаты являются страховые взносы. Поэтому можно повышать часть зарплат, выделяемых в кассу, а можно поднимать взносы. И то, и другое будет повышением доли необходимого продукта в совокупном продукте.

Но в нашей стране есть социальный заказ от алчной молодой буржуазии, который заключается в том, что работника надо грабить. Вот они и грабят.

«СП»: — То есть рентабельность бизнеса от повышения ставки страховых пенсионных взносов не пострадает?

— В 2016 году рентабельность бизнеса подскочила почти на 50% по сравнению с предыдущим годом. Так какие проблемы? Особенно если учесть, что наш бизнес постоянно не доплачивает налоги. А те ставки, которые существуют — 20% налога на прибыль и 13% с распределенных дивидендов — просто смешны. При этом мы с наших зарплат платим 40% налога.

Так давайте сделаем следующим образом — пускай плюс 7% с дивидендов бизнес платит в Пенсионный фонд, не приобретая никаких прав. Это будет компенсировать недоплату страховых взносов из-за низкого тарифа. Уверяю, что после этого они сразу заговорят о том, что с тарифом все в порядке.

«СП»: — Значит, пенсионный возраст вообще не следует повышать, даже в перспективе?

— Это не совсем так, но предлагаемые экспертами сценарии повышения пенсионного возраста избыточны. Реальная проблема нашей пенсионной системы в том, что она женская, в ней существует гендерный перекос. Основные получатели пенсий — женщины. Они выходят на пенсию в 55 лет, умирают в 78, живут на 11−12 лет дольше мужчин. Но при этом их средняя пенсия значительно ниже мужской, потому что у них очень низкий возраст выхода на пенсию.

Сколько я ни выступал по этой проблематике, ни одна женщина не была против повышения пенсионного возраста. Женщины предпочитают подольше поработать, тем более что у них есть пропуски, связанные с получением высшего образование, которое у них встречается чаще, чем у мужчин, и с рождением детей, и ухода за ними. Как только они начинают к 50 годам получать приличные деньги, их выталкивают на пенсию.

Поэтому на первую половину 20-х годов медленное повышение пенсионного возраста для женщин с 55 до 60 лет, которое реализует конституционный принцип гендерного равенства, вполне может снять все проблемы в пенсионной системе. Конечно, при условии, что страховая ставка будет адекватна демографической структуре и экономической ситуации и повысится с 22% до 26% при отмене всех необоснованных льгот или финансировании этих льгот государственным бюджетом без криков о том, что это покрытие дефицита Пенсионного фонда.

Если вы вешаете на ПФР дополнительные социальные обязательства не страхового характера, нечего кричать о том, что не хватает страховых взносов. Их априори необходимо брать на бюджет и не говорить о том, что работники не могут содержать своих отцов, матерей, дедушек и бабушек, потому что денег в ПФР не хватает. Нужна всего лишь адекватная ставка страховых тарифов.

«СП»: — А как же демографический момент? Эксперты подсчитали, что если пенсионный возраст не повышать, убыль трудоспособного населения составит четыре миллиона к 2030 году…

— Это просто пропаганда в худшем виде. Наша экономика растет на постиндустриальных рельсах. Поскольку происходит компьютеризация производства, потребность в труде сокращается. В основном потребность в рабочей силе возникает при экстенсивном расширении производства, но его у нас почти нет. Поэтому потеря четырех миллионов рабочих рук — это соответствующее уменьшение армии безработных. В настоящий момент число безработных в нашей стране, напомню, составляет как раз 3,5 миллиона человек, это официальная цифра.

Что касается 30-х годов, речь о них идет потому, что сейчас мы наблюдаем колоссальный спад рождаемости. А он происходит в связи с крайне неэффективной демографической политикой. Если бы были предприняты эффективные меры по повышению рождаемости, никакого спада к 2030-м годам бы не возникло. Такие меры существуют, они известны. Возьмите хотя бы статью Алены Новгородовой «Проспективный взгляд на политику рождаемости». Это очень свежий и небанальный взгляд на этот вопрос. Поэтому было бы желание, а решить проблему можно.

Да и в целом, если в стране есть эффективная экономика и достойная зарплата, то даже при высоком уровне взносообложения, как в Швеции и Норвегии, любую массу пенсионеров можно обеспечить. Шведы отдают до 60% своего дохода государству на налоговые, бюджетные и социальные цели, и ничего, нормально живут. Это и называется скандинавским социализмом.

Источник новости


Опубликовано: 10.02.18 09:26 | Просмотров: 208 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2018 All right reserved NewsDiscover.net Яндекс.Метрика