Интересное
загрузка...

Обсуждение поставок газа через Каспий из Туркменистана в ЕС вышло на новый уровень

Обсуждение поставок газа через Каспий из Туркменистана в ЕС вышло на новый уровень

Всемирный банк хочет обсудить с Туркменистаном поставки природного газа в Европу. Об этом сообщил главный эксперт по нефти и газу Всемирного банка Александр Хуурдеман в рамках международной конференции «Нефть и газ Туркменистана-2019» 22 октября.

Хуурдеман отметил, что Туркменистан занимает по объемам запасов природного газа четвертое место в мире. Сейчас основную часть добываемого топлива страна поставляет в Китай. Кроме того, в апреле 2019 года Туркменистан возобновил поставки природного газа в Россию после трехлетнего перерыва. Как отмечалось в заявлении, «поставки возобновились в рамках действующего 25-летнего контракта от 2003 года после коммерческой паузы, которая была взята „Газпромом“ в начале 2016 года».

Закупка туркменского газа Россией была прекращена в 2015-м на фоне спора в арбитраже Стокгольма по цене за поставки «голубого топлива». Но в ноябре 2018 года стороны приняли решение заключить мировое соглашение по спору. В июле 2019-го Туркменистан заключил с «Газпромом» контракт на поставку 5 млрд кубометров газа.

Хуурдеман подчеркнул, что поставки туркменского газа в Европу обсуждались много раз, однако никогда не осуществлялись. По мнению чиновника Всемирного банка, с подписанием Конвенции по правовому статусу Каспия и завершением работ по созданию в 2020 году Южного газового коридора, поставки становятся близкими к реальности.

В настоящее время Туркменистан сосредоточен на реализации магистрального газопровода (МГП) Туркменистан-Афганистан-Пакистан-Индия (ТАПИ), пропускной мощностью 33 млрд кубометров в год. Планируется, что поставки газа по нему начнутся в 2022 году, но эксперты называют более реальным срок 2024−2025 гг.

Кроме того, обсуждается строительство четвертой нитки МГП Средняя Азия — Китай. Чтобы заполнить эти газопроводы, стране придется существенно нарастить добычу газа. Сегодня по объемам добычи газа Туркменистан находится на 13-м месте в мире и третьем — в Европе и СНГ. В то же время, по объему доказанных запасов природного газа страна на четвертом месте в мире после России, Ирана и Катара.

В первом полугодии 2019 года в Туркменистане было добыто 35,6 млрд куб. м. газа. Зарубежным потребителям поставлено свыше 18,3 млрд куб. м. Для сравнения: поставки «Газпрома» в Европу в 2018 году составили 201,9 млрд. куб. м. газа. Примерно 81% поставок из России пришлось на страны Западной Европы (включая Турцию), 19% — на центральноевропейские государства.

Что касается подключения к «Южному газовому коридору», пока не ясно, насколько реальна эта перспектива. ЮГК — это система протяженностью 3,5 тыс. км, которая позволит поставлять в Европу газ, добываемый на шельфе Каспийского моря. Составные части «Южного газового коридора» — Южно-Кавказский газопровод, TANAP (Азербайджан-Грузия-Турция) и TAP (Греция-Албания-Италия).

В феврале 2019 года Азербайджан и ЕС предложили Туркменистану присоединиться к проекту ЮГК. Несмотря на амбициозность проекта, пока что эксперты не воспринимают его в качестве серьезного конкурента «Газпрома» в Европе. Поставки на первых этапах смогут составлять не больше 10 млрд. кубометров в год, что создаст конкуренцию только в отдельных странах Южной Европы и может быть с легкостью компенсировано на других направлениях. Ежегодное потребление Европы составляет более 500 млрд куб. м, около 35% из которых поставляет «Газпром».

Кроме того, в Азербайджане начались заметные проблемы с ресурсной базой, и для выполнения контрактов Баку как раз и пытается привлекать туркменский и казахский газ.

Для того чтобы присоединить Туркменистан к ЮГК, необходимо построить Транскаспийский газопровод, который будет идти по дну Каспийского моря в Азербайджан. Ранее Россия и Иран выступали против подобных проектов, однако в августе 2018 года пять прикаспийских государств подписали Конвенцию о правовом статусе Каспия. Ее 14-я статья разрешает строить в Каспийском море подводные магистральные трубопроводы «при условии соответствия их проектов экологическим требованиям и стандартам, закрепленным в международных договорах, участницами которых они являются». После этого и активизировались усилия ЕС и Азербайджана по привлечению туркменского газа.

Однако, как говорят эксперты, пока не все так однозначно. Конвенция не снимает всех вопросов по Каспию. Например, часть государств могут вообще не ратифицировать документ — в Иране он был воспринят крайне неоднозначно. Кроме того, Туркменистан, Азербайджан и Иран до сих пор не договорились о разграничении дна в южной части Каспийского моря. А, значит, с маршрутом трубопровода могут возникнуть проблемы.

Наконец, в Конвенции сказано, что каждое из прикаспийских государств может участвовать в оценке воздействия проекта на экологию Каспия. А этот процесс может длиться годами, как показывает пример Дании, затягивающей выдачу разрешения на строительство «Северного потока-2».

Некоторые аналитики считают, что Москва не будет препятствовать строительству Транскаспийского газопровода. А вот Иран вполне может начать ставить проекту палки в колеса, тем более что отношения с Ашхабадом у него в последнее время складываются непросто.

Что касается Турции, вряд ли она будет препятствовать потенциальному присоединению Туркменистана к ЮГК. Газопровод TANAP является важным энергетическим проектом для страны, несмотря на хорошие отношения с Россией и строительство «Турецкого потока». С января по сентябрь 2019 года по Трансанатолийскому газопроводу транспортировалось около 1,7 млрд. куб. м. газа. В планах же вывести трубу на мощность 16 млрд. кубометров, из которых 6 будут оставаться в самой Турции, а остальные — идти в Европу.

Заместитель генерального директора по газовым проблемам Фонда национальной энергетической безопасности Алексей Гривач считает, что несмотря на продвижение ЮГК, до присоединения к нему Туркменистана очень далеко.

— Проект поставок туркменского газа обсуждается более 25 лет. Но он сталкивается с большим количеством ограничений — геополитическими, ресурсными, маркетинговыми, юридическими. Готовность международных финансовых институтов обсуждать участие в проекте строительства газопровода — всего лишь политический жест, который ничего не меняет в общих раскладах. Пока идея не дошла даже до предпроектной стадии и никакого прорыва в этом направлении не просматривается.

Директор Фонда энергетического развития Сергей Пикин согласен с тем, что пока это гипотетические рассуждения, хотя признает, что Европа заинтересована в диверсификации своих источников энергии.

— Вопрос туркменского газа обсуждается не один год, но пока нет транспортных путей для его доставки в Европу. Изначально об этом говорили в нулевые годы, потом рассматривали присоединение Туркменистана к газопроводам TAP-TANAP. Но пока что слишком много вопросов о том, как эти поставки организовывать.

Конечно, теоретически могли бы быть организовывать поставки через Россию, например, через своп-контракты, но вряд ли «Газпром» на это пойдет.

«СП»: — А если бы туркменский газ все же пошел в Европу, о каких объемах можно было бы говорить?

— Мощностей у Туркменистана хватает, запасы у них обширные. В отличие от того же Азербайджана. Строительство Транскаспийского газопровода обсуждается так долго именно потому, что сейчас нет уверенности, что ресурсная база Азербайджана позволит его загружать. Поэтому рассматриваются другие партнеры, которые могут давать «голубое топливо». В том числе и Туркменистан.

На данном этапе вопросы по статусу Каспия близки к разрешению. По крайней мере, есть какое-то понимание, как работать в этом направлении. Потому что до этого был прямой запрет на строительство магистральных газопроводов по дну моря, говорить было не о чем. Теперь появилось видение того, как эта система может выглядеть.

Но пока что все это на очень ранней стадии обсуждения. Можно фантазировать, но проект очень далек от реализации. И непонятно, будет ли на него спрос? Европа постоянно заявляет, что планирует уменьшать потребление газа.

С другой стороны, поставки из Туркменистана по ЮГК для ЕС — это важная тема диверсификации источников энергоресурсов. Они хотят, чтобы не один «Газпром» поставлял им газ. Хотя это и так происходит, потому что доля нашей компании на европейском рынке около 35%.

Так что если рассуждать с точки зрения диверсификации, Европа заинтересована в туркменском газе. Вопрос в том, кто за все это будет платить, а также в сроках реализации этого проекта, который пока только в планах.

Источник новости


Опубликовано: 26.10.19 18:16 | Просмотров: 121 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2019 All right reserved NewsDiscover.net