Интересное
загрузка...

Очередная труба «Газпрома» может опять оказаться полупустой

Очередная труба «Газпрома» может опять оказаться полупустой

Председатель правления «Газпрома» Алексей Миллер рассказал о том, что компания начала проектирование магистрального газопровода в Китай «Сила Сибири-2», который должен объединить газотранспортные системы востока и запада страны. Как сообщил предправления, по этому маршруту можно будет поставлять через Монголию в КНР до 50 млрд. кубометров газа в год. Кроме того, проект поможет газифицировать ряд регионов Восточной Сибири.

«Совсем недавно мы подписали с правительством Монголии меморандум о намерениях по созданию компании специального назначения. Компания призвана разработать технико-экономическое обоснование реализации этого проекта и выбора маршрута», — отметил Миллер.

Глава «Газпрома» рассказал, что первая «Сила Сибири» работает надежно, а поставки в Китай идут по графику. Правда, у экспертов есть сомнения в том, что у этого газопровода все действительно идет по плану.

Еще весной в СМИ просочилась информация том, что объемов добычи газа на одном из крупнейших месторождений России — Чаяндинском — может не хватить, чтобы заполнить газопровод. Потенциально это грозит срывом 30-летнего контракта на поставку газа между Россией и Китаем, по которому наша страна должна поставлять до 38 млрд. куб. газа в год. Сам «Газпром» рискует потерять более 1,5 триллиона рублей.

Авторы расследования утверждали, что к такому результату привели спешка с геологоразведкой, халатность, регулярное игнорирование технологических нарушений и даже последствия импортозамещения. В итоге несколько работников компании, причастные к этой истории, были уволены.

По одной из версий, «Сила Сибири-2» должна стать страховкой на тот случай того, если газа начнет не хватать, ведь она соединит первый трубопровод с уже освоенными западными месторождениями. Кроме того, проект мог бы помочь «Газпрому» в рамках выполнения национального проекта газифицировать страну за счет государственных средств.

Более коммерческое обоснование проекта состоит в том, что он поможет «Газпрому» закрепиться на растущем китайском рынке и создать реальную альтернативу рынку европейскому. Проблема в том, что для этого потребление газа в Китае должно расти. А на фоне его сокращения закупок трубопроводного газа и наращивания поставок газа сжиженного (СПГ), это вызывает сомнения.

Аналитик группы компаний «Финам» Алексей Калачев считает, что определенные аргументы в пользу строительства «Силы Сибири-2» есть, но есть и факторы против этого решения, поэтому «Газпрому» еще на стадии планирования необходимо хорошо все взвесить, чтобы в итоге не получилось повторения истории с «Южным потоком», который в итоге так и не был построен, или даже с «Турецким потоком», который сейчас простаивает. Если учесть, что «Сила Сибири-2» будет гораздо более затратным проектом, то и потери по ней могут быть больше.

— Теоретически смысл в «Силе Сибири-2» есть. Сегодня существуют сомнения в том, что первая «Сила Сибири» обеспечена теми ресурсами, на которые изначально рассчитывали. В «Газпроме», конечно, уверяют, что ресурсы есть, но подкрепить их резервами с западносибирских месторождений не повредит.

«Сила Сибири-2» предполагает, что от нее будет идти перемычка к первой «Силе Сибири». В перспективе это создает возможность перебрасывать ресурсы с европейского на китайское направление. Сейчас эти направления никак не соединены, поэтому мы не можем тот газ, который не купила Европа, поставлять в Китай. Для «Газпрома» это стало бы реальной диверсификацией рынка. Это дало бы свободу маневра. Например, сейчас потребление в Европе упало, а перебросить эти объемы некуда. А так теоретически такая возможность появится.

Правда, есть сомнения в том, что Китаю действительно нужны эти газопроводы. «Лукойл», например, даже сократил добычу газа в Узбекистане как минимум на 40% от проектной мощности именно в связи с падением спроса в Китае.

«СП»: — Но разве Китаю не нужно переходить с угля на более экологичные ресурсы, то есть на газ?

— Дело в том, что власти Китая планируют, во-первых, значительно нарастить собственную добычу, а, во-вторых, увеличить потребление сжиженного газа, что они и делают. Нельзя исключать, что эти газопроводы Пекин будет рассматривать не как основной источник энергоресурсов, а как резервный. В этом случае, возможно, что вместо того, чтобы увеличивать продажи, эти объемы газа просто объемы зависнут.

С появлением СПГ у потребителя появляется выбор. В случае с трубопроводным газом у поставщика такого выбора нет — куда труба идет, туда и нужно поставлять сырье. В этом смысле проект «Сила Сибири-2» уязвим. Как и «Северный поток-2» он выигрывает только в том случае, если рост потребления газа будет продолжаться такими темпами, что эти ресурсы будут востребованы.

Если же рост замедлится, не говоря уже о том, если потребление снизится, целесообразность проектов окажется под большим вопросом. Это проблема, с которой «Газпром» уже сталкивался в последние годы. Возьмите тот же «Северный поток-2» — в «Газпроме» рассчитывали на его полную загрузку, но пока что, даже если газопровод будет построен, он может быть заполнен только на 50% из-за газовой директивы ЕС.

Или «Южный поток», который начали строить, не согласовав все до конца, а потом этот проект пришлось приостановить. Или даже «Турецкий поток», который построили, а теперь Турция просто перестала брать по нему газ.

«СП»: — А что насчет планов внутренней газификации?

— Да, этот фактор тоже имеет значение. Появление магистральной инфраструктуры позволит газифицировать восточносибирские регионы России. А так как там планируется перемычка с «Силой Сибири», это, фактически, будет единая сеть с западной частью страны. Это позволит газифицировать регионы и создать единую газовую инфраструктуру.

«СП»: — Могут ли планы по строительству «Силы Сибири-2» быть пересмотрены?

— Пока что проект находится только на стадии проектирования. Нужно предоставить его техническое обоснование, расчет стоимости, технологическую возможность, и, конечно, решить вопрос финансирования. Китай, насколько можно судить по «Силе Сибири», сам вкладывать ничего не намерен, и это тоже большой минус. И в плане финансов, и потому, что и отношение к этому газопроводу будет соответствующее: как к замечательному подарку для его энергетической системы, но не как к инструменту, с которым он будет неразрывно связан.

Стратегия «Газпрома» продолжить трубу и дальше существовать за счет продаж газа через нее с появлением СПГ становится уязвимой. Я уже упоминал «Турецкий поток» — Турция просто начала закупать больше сжиженного газа. Вообще рынок СПГ сейчас выглядит намного интересней трубопроводного газа, и потому он бурно развивается.

СПГ — мобильный, гибкий, интересный продукт. К тому же, судите сами, что трубопровод дает экономике в целом? Только строительство самой трубы и потом ее обслуживание. А СПГ — это еще и развитие инфраструктуры и других отраслей, строительство танкеров, терминалов, заводов по сжижению и разжижению. В общем, сейчас для инвесторов СПГ более привлекателен.

«СП»: — Что, если с Китаем не удастся договориться о цене? Ведь и с первой «Силой Сибири» у экспертов возникают сомнения в том, насколько выгодно продавать по ней газ. «Газпром», правда, конкретные цифры не раскрывает…

— Конечно, сначала нужно договориться с Китаем, прежде чем запускать этот проект. Ведь и «Сила Сибири-2» — это «преемник» проекта газопровода «Алтай», в котором китайцы отказались участвовать. Поэтому полной гарантии, что они вообще будут заинтересованы в проекте или что мы сможем согласовать с ними выгодные для нас условия, нет. Китайцы — очень жесткие переговорщики.

Эксперт Финансового университета при правительстве РФ, эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков также считает, что ключевым в вопросе строительства «Силы Сибири-2» будет именно вопрос цены.

— Китаю, конечно, нужен газ. Рассуждения о том, что весь Китай законтрактован и российскому сырью там нет места, мне кажутся не очень состоятельными. Но ключевым здесь будет вопрос цены. Если Пекин договорится покупать сырье по приемлемой для него цене, конечно, он его купит.

Тем более что чем дальше, тем актуальней для Китая станет вопрос поставок из России. Сейчас все больше поставок приходит в виде СПГ, но с ним возможны политические риски. Противостояние с США нарастает, они вводят прямые санкции, открыто говорят, что Китай — это враг. Это противостояние будет усиливаться, и в какой-то момент для Китая встанет вопрос надежности газоснабжения, причем он может превалировать над ценой.

Все, что идет с юга, окажется более рискованным чем то, что идет с севера. СПГ с Ближнего Востока и Африки проходит через Ормузский пролив, Малаккский пролив, а там влияние США достаточно сильно. Так что варианты поставок без транзитеров, как по «Силе Сибири», или с транзитом через Монголию, будут привлекательны, так как их гораздо сложнее перекрыть.

Так что, думаю, переговоры Китай вести будет. «Газпром"-то может построить газопровод из Западной Сибири хоть на 150−200 млрд. кубов. Но нужны ли Китаю такие объемы?

Возможно, по мере восстановления мировых цен на газ и актуализации для Китая вопроса надежности поставок переговорные позиции «Газпрома» будут становиться лучше. Так что в 2021—2023 годах диалог с Китаем может быть более конструктивным.

Источник новости


Опубликовано: 06.09.20 22:33 | Просмотров: 140 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2020 All right reserved NewsDiscover.net