Интересное
загрузка...

Последствия ухода США из Сирии

Последствия ухода США из Сирии

Утром 24 октября 1973 года израильский посол в Вашингтоне был вызван для срочного разговора с руководителем аппарата Белого дома генералом Александром Хейгом. Встреча ознаменовала собой высшую точку давления, которое США оказывали на Израиль чтобы остановить боевые действия на египетском фронте и снять осаду египетской Третьей армии. Хейг не стал молчать и предупредил, что если военные действия будут продолжены, то президент Никсон рассмотрит вопрос о прекращении отношений с Израилем.

Впервые с тех пор, как в начале 1960-х годов возникли особые американо-израильские отношения, позиция и интересы Израиля тогда оказались в прямом столкновении с интересами Вашингтона. Администрация Никсона, которая заложила основы для нормальных отношений США с Египтом, во время «войны Судного дня» не собиралась позволять Израилю нанести ущерб этому процессу даже ценой кризиса и нанесения ущерба американо-израильским связям. Таким образом, Израиль испытал на себе цену дружбы (и зависимости от) «дяди Сэма». Иерусалим был вынужден подчиниться американскому диктату.

Израиль во время «войны Йом Кипур» («война Судного дня» — «СП»). Иранский шах во время исламской революции 1979 года. Хосни Мубарак в начале «арабской весны» 2011 года. А теперь и курды. Общий знаменатель для всех перечисленных событий состоит в том, что в самые критические моменты этих союзников их главный покровитель, на которого они возлагали свои надежды, не остался на их стороне. Вашингтон смотрел на события по-иному и учитывал свои интересы в одиночку, пусть даже ценой ущерба американскому авторитету.

И каков же сегодня американский интерес? Уйти с Ближнего Востока.

Согласно исследованию под названием «Расходы на войну» (The Costs of War), опубликованному Университетом Брауна (Brown University) в 2018 году, США с 2001 года потратили 5,9 триллиона долларов на войны в Ираке, Афганистане, Сирии и Пакистане. США устали от бессмысленных войн, которые расходуют огромные бюджеты и приводят к огромным человеческим жертвам (с 11 сентября 2001 года около 7000 американских солдат были убиты в боях на Ближнем Востоке). Американцы больше не хотят быть «мировым полицейским» и стремятся дистанцироваться от этого региона. Именно эта линия объединяет позицию администрации Обамы и позицию администрации Трампа. Но в то время, — как первый действовал поспешно и разрушительно, так и последний стремится к той же цели, делегируя полномочия и укрепляя союзников оружием, избегая при этом прямой ответственности.

Результат, к сожалению, тот же. И, в конечном итоге, он сводится к вопросу о стоимости. На сложной кризисной арене Ближнего Востока стоимость всегда высока.

Последствия вывода США из курдских районов северной Сирии (хотя и не из всей Сирии) можно разделить следующим образом:

— Усиление российско-иранской стороны в Сирии. После борьбы, продолжавшейся более восьми лет, и многочисленных оценок того, что дни Башара Асада сочтены, этот уход приближает Асада к его мечте о восстановлении контроля над всей страной. Суть в том, что Израиль получает «четыре по цене одного»: Асад плюс Россия, Иран и Хезболла. Сирийская армия, хотя и набирает силу, но все еще слаба. Русские в отсутствие американцев стали балансирующей и посреднической силой региона. Оружие, которое Тегеран посылает в попытке окружить Израиль, наряду с попыткой (Ирана — «СП») создать северный фронт на израильско-сирийской границе, представляет собой серьезную проблему, с которой придется столкнуться Армии обороны Израиля.

— Опасность возвращения остатков ИГИЛ к боевым действиям на Ближнем Востоке или в их родных странах. Курды содержат более 10 000 боевиков или сторонников «Исламского государства» в лагерях для задержанных. В то время, как некоторые из них являются жителями Ближнего Востока, другие надеются вернуться в свои дома (в первую очередь) в Европе. Внимание курдов к противодействию турецкому наступлению оставит лагеря открытыми и может привести к освобождению членов ИГИЛ.

— Миграционный кризис. Реджеп Тайип Эрдоган, президент Турции, где сейчас находятся 3,6 миллиона сирийских беженцев, хотел бы вернуть их в Сирию. Но поскольку у режима Асада нет ни желания, ни возможности «поглотить» эти толпы, результатом будет гуманитарная катастрофа.

В последние годы Асад, Иран и «Хизбалла» работали над изменением демографического баланса на значительной части территории Сирии, поддерживая шиитское население за счет суннитов. В апреле 2018 года Асад принял «Закон 10», который позволяет государству национализировать активы и недвижимость в тех случаях, когда право собственности прежними владельцами не может быть доказано. Для частных лиц время востребовать свою собственность истекло некоторое время назад. И теперь Асад и его союзники имеют возможность воплотить эти планы в жизнь. Какова в связи с этим будет судьба подлежащих возвращению в Сирию беженцев, подавляющее большинство которых сунниты? По этому вопросу до сих пор нет решения.

— Опасность сирийско-турецко-российского конфликта. Вывод американских войск и приглашение со стороны курдов, чтобы армия Асада заняла место американцев, могут привести к сирийско-турецкому столкновению. Русские, конечно, не позволят Асаду проиграть.

Для Москвы и Дамаска уход США — это подарок. Он позволит сирийской армии взять под свой контроль примерно одну треть страны, которую курды удерживали (до недавнего времени — в сотрудничестве с американцами) без необходимости воевать с курдами. Следовательно, турецкое вторжение, которое Асад назвал «кампанией агрессии», может привести к сирийско-турецко-российской конфронтации. Более того, несмотря на то, что Турция начала операцию «Мирная весна» своими силами, она все еще является членом НАТО. И военное столкновение между ней и Сирией может иметь серьезные последствия (хотя ясно из недавней встречи Путина и Эрдогана, что ни Москва, ни Анкара не заинтересованы в таком столкновении).

— Подрыв доверия к США в глазах их ближневосточных союзников. Этот вопрос, который возник во время пребывания у власти Барака Обамы на фоне «арабской весны» и ядерной сделки с Ираном, еще более усиливается президентом Трампом. После того, как курды проливали свою кровь, чтобы подавить террористическую угрозу со стороны ИГИЛ, ожидалось, что США проявят понимание к их положению и выразят благодарность (как бы наивно это ни звучало) за их усилия по борьбе с террором джихада. И теперь, вместо того, чтобы завоевать поддержку своей идеи автономии или поддержку перед лицом угрожающего наступления Турции, курды встречают холодный прием со стороны Вашингтона.

Президент Трамп, в отличие от своего предшественника, похоже, не понимает, что региональные союзники США — Саудовская Аравия, ОАЭ, Египет, Иордания и Израиль — истолковывают его действия совершенно иначе, чем он. Когда игровое поле остается открытым, необходимо будет принять особые меры по локализации ущерба.

В отсутствие сдерживающего присутствия США на Ближнем Востоке регион вернется к чему-то, напоминающему эпоху холодной войны 1950-х и 1960-х годов. Когда появятся региональные альянсы и сотрудничество для противодействия общему врагу. В те дни это была советская коммунистическая угроза. Сегодня — иранская опасность.

Но в отличие от более раннего периода, когда Израиль рассматривался как главный враг арабского мира, он теперь рассматривается как субъект, с которым можно сотрудничать (в том числе — сторонами, не имеющими дипломатических связей с Иерусалимом), чтобы противостоять кардинальной опасности, которая угрожает стабильность региона. А именно — Тегерану.

Автор — д-р Йегуда Бланга (Dr. Yehuda Blanga) — преподаватель кафедры ближневосточных исследований в университете Бар-Илан.

Источник новости


Опубликовано: 31.10.19 22:42 | Просмотров: 94 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2019 All right reserved NewsDiscover.net