Интересное
загрузка...

Ржавые трубопроводы тонут в сибирской тундре

Ржавые трубопроводы тонут в сибирской тундре

Пейзаж состоит из нефтяных труб и мертвых деревьев, рыб и птиц; в местных городах растет количество заболеваний. Весь мир всполошился, когда в 2010 году произошел взрыв на нефтяной платформе Deepwater Horizon, приведший к невиданному скандалу, связанному с загрязнением окружающей среды. В течение нескольких месяцев в Мексиканский залив вылилось приблизительно 5 миллионов тонн сырой нефти.

Но этот разлив нефти был не самой большой экологической катастрофой в мире. Катастрофа идет полным ходом. Много лет она продолжается на севере России. Сибирская тундра забита отслужившими свой срок нефтяными сооружениями и трубопроводами. Каждый год в природу попадает гораздо больше нефти, чем при аварии на Deepwater Horizon. Здесь можно увидеть озера и болота, покрытые толстым слоем нефти, мертвые леса и реки, которые настолько ядовиты, что ничто живое там выжить просто не может. Большая, но точно неизвестно, какая, часть нефти вместе с течением рек попадает на север, в Северный Ледовитый океан.

Экологическая организация Greenpeace в последние годы несколько раз посещала районы вокруг города Усинска в Республике Коми, одного из крупнейших центров добычи нефти. Россия более 20 лет тому назад начала добывать здесь нефть, и город со своими 40 тысячами жителей живет за счет нефти, хорошо это или плохо.

Головная боль и тошнота

Greenpeace документировал выбросы нефти видеоматериалами и фотографиями, он сотрудничал с местными СМИ и активистами. Один из сотрудников Greenpeace, который побывал в этом районе несколько раз, последний — в 2014 году — Юн Бургвальд (Jon Burgwald), занимающийся проблемами Арктики в датском отделении Greenpeace.

«Я отчетливо помню тяжелый запах нефти, висящий в тундре, помню, что у нас постоянно болела голова, нас тошнило», — говорит он.

«В последний раз, когда я там был, мы обнаружили большой разлив нефти, нефть просто текла в реку. Буквально в паре сотен метров ниже по течению в реке плавали дети, кроме того, река была для местных единственным источником питьевой воды. Это трагедия, которую нефтяные компании и власти не хотят замечать целыми десятилетиями».

Министр называет цифры

Российское правительство признало, что проблема есть, но ее масштабы приуменьшали несколько десятилетий. 15 июля прошлого года министр природных ресурсов и экологии Сергей Донской, тем не менее, назвал в официальном выступлении некоторые цифры: В стране в целом в год регистрируется 25 тысяч случаев просачивания нефти из трубопроводов и транспорта. Это означает примерно 1,5 миллионов кубометров нефти.

Это — 10 миллионов тонн, или примерно вдвое больше того, что вылилось в море в результате катастрофы на Deepwater Horizon. И это в год.

Подлинные цифры только в Сибири могут быть выше в три раза, говорят Greenpeace, WWF и местные активисты-экологи, по сообщению Associated Press. Но даже недавних официальных признаний достаточно для того, чтобы понять, что это крупнейшая в мире экологическая катастрофа. Просто она не такая сенсационная, как случаи, когда на мель садится какой-то супертанкер, или когда случается пожар на нефтяной платформе, потому что разливы нефти происходят в небольших количествах и на огромной и малозаселенной территории, хотя и во многих местах.

Лукойл: Возможно, мы не там ищем

Самое большое загрязнение среды происходит в российской тундре, в частности, в Республике Коми и вокруг нефтяного города Усинска.

Во время последнего крупного исследования в 2014 году Greenpeace только в этом районе зафиксировал 201 случаев разлива нефти в течение 14 дней. Нефтяная компания Лукойл, которой принадлежит оборудование, обещало проверить справедливость этих утверждений.

В июле этого года Greenpeace и местный интернет-журнал 7×7 вернулись и констатировали, что во многих местах ничего не было исправлено. На общей пресс-конференции пресс-секретарь Лукойл-Коми Сергей Макаров объяснил, что были проверены все 201 места, где происходили разливы нефти, и что в 50 местах причины разливов были устранены. Но еще в 67 местах, которые также были обследованы, утечки нефти выявлено не было, сказал он (цифры даны в соответствии с текстом оригинала — прим.ред).

Британская газета The Guardian пишет, что важным оказалось то, что у Greenpeace были документальные свидетельства. И припертый к стенке Лукойл вынужден был признать, что фирма, нанятая для проверки разливов, возможно, отправилась не по указанным координатам.

Нефть нужна

Этот случай, по мнению активистов, свидетельствует о том, что компании и власти расследуют проблемы очень медленно. Нефть — один из важнейших для России источников дохода, поэтому велико искушение проблемами просто не заниматься.

Альтернатива — использовать целые состояния на замену тысяч километров старых трубопроводов и навести порядок в местах, где производство прекращено, но где нефть постоянно просачивается из проржавевших скважин.

Местные жители в своей критике осторожны, потому что знают, сколько рабочих мест зависят от нефти.

«Мы не говорим, что нефтяные компании должны исчезнуть. Мы говорим, что они должны бурить так, чтобы мы могли жить, имея чистый воздух и чистую воду», — говорит местный активист, учитель биологии Екатерина Дьячкова в маленьком городке Усть-Уса в 20 километрах к западу от Усинска в беседе с The Guardian. «Разумеется, мы зависим от нефтяных компаний, потому что другой работы тут нет».

Количество нервных заболеваний среди детей растет

Дьячкова ранее предоставила интернет-журналу 7×7 цифры, которые говорят о том, что количество заболеваний, связанных с состоянием окружающей среды, в регионе сильно выросло.

Например, число детей с заболеваниями нервной системы с 1995 по 2009 год выросло более чем в три раза — с 72 до 254.

Последствия для природы огромны. На снимках Greenpeace и местных СМИ видны мертвые птицы, покрытые нефтью, большие озера с водой, похожей на смолу, по берегам которых возвышаются мертвые хвойные деревья, и языки нефти, текущие по белому снегу.

Единовременный самый крупный на сегодняшний день разлив нефти имел место в 1994 году, когда в феврале начал течь трубопровод недалеко от Усинска. Нефть собрали, но дыру не заделали, и в октябре дамба взорвалась. Тогда вылилось примерно 100 тысяч тонн нефти. Лукойл обещал исправить ситуацию, но с тех пор было сделано очень немногое, говорят активисты.

Проблемы с утечками нефти

На встрече с прессой в июле пресс-секретарь Лукойл-Коми Сергей Макаров заявил, что компания сейчас инвестирует 2 миллиарда крон, чтобы заменить 370 километров трубопровода из 7 тысяч километров в регионе.

По данным The Guardian, он также объявил о том, что за весь 2015 год сообщалось только о шести новых утечках, но дал понять, что это едва ли вся правда:

«Кое-кто из наших сотрудников не хочет сообщать об утечках, потому что это означает, что они плохо сделали свою работу».

Активисты Greenpeace рады хотя бы тому, что и власти, и нефтяные компании стали признавать, что проблемы действительно существуют. Но до улучшения по-прежнему далеко, считает Юн Бургвальд.

«Это, безусловно, позитивно, что они, наконец, признали катастрофу. Но независимо от того, 1,5 миллиона или 5 миллионов тонн нефти загрязняет российскую природу, все равно эта экологическая катастрофа — одна из крупнейших. Поэтому самое важное — чтобы и власти, и нефтяные компании немедленно остановили разливы нефти и компенсировали тот ущерб, который они причинили, вместо того, чтобы просто оставлять все, как есть», — говорит он.

Источник новости


Опубликовано: 21.08.16 11:14 | Просмотров: 388 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2018 All right reserved NewsDiscover.net Яндекс.Метрика