Интересное
загрузка...

США бомбят Китай торговыми пошлинами, но заодно вдребезги разносят экономику России

США бомбят Китай торговыми пошлинами, но заодно вдребезги разносят экономику России

Народный банк Китая (НБК) в среду, 7 августа, в очередной раз понизил курс юаня. Теперь его соотношение к доллару, упав на 313 базисных пунктов до минимума с 15 мая 2008 года, составляет 6,9996 к 1.

Интересно, что еще 5 августа Федеральное казначейство США официально причислило КНР к валютным манипуляторам. А теперь глава американского Минфина Стивен Мнучин намерен обратиться к Международному валютному фонду (МФВ) для устранения «созданных Китаем нечестных преимуществ». В свою очередь, представители НБК подчеркнули, что их действия по понижению курса юаня являются не валютными махинациями, а всего лишь реакцией на заявление американских властей о введении дополнительных таможенных пошлин на китайские товары, которое расценивают как «своенравный односторонний и протекционистский акт, серьезно нарушающий международные нормы».

Казалось бы, причем тут Россия? Но последнее заявление главы хедж-фонда Hayman Capital Management Кайла Басса (а он в свое время весьма корректно предсказал наступление мирового финансового кризиса 2008 года) о том, что если Пекин отпустит юань в «свободное плавание», его курс быстро просядет еще на 30−40%, заставляют задуматься о последствиях всех этих событий для российской экономики.

Во-первых, потому, что Китай — ближайший и крупнейший торговый партнер России. Во-вторых, потому, что Россия хоть и взяла курс на дедолларизацию в международных торговых операциях, но многие взаиморасчеты все равно вынуждена проводить через «долларовое плечо».

«СП» поинтересовалась у экспертов: чего нам стоит ждать и чего опасаться в ходе этой «валютной войны»?

Директор банковского института Высшей школы экономики Василий Солодков уверен, что сложившаяся ситуация негативно отразится на наших государственных резервах.

— Российские монетарные власти определенную их часть как раз перевели из доллара в юань, — пояснил он, — а, значит, резервы соответствующим образом сократятся. Когда национальная денежная единица привязывается не к рыночной валюте, определяемой из соотношения спроса и предложения, а к другой, получается нерыночный риск.

Что касается краткосрочных эффектов от вероятного дальнейшего падения курса юаня для экономики России, то, помимо удешевления китайский товаров, это выльется в заметное сокращение потока китайских туристов в нашу страну. Долгосрочные же перспективы предугадать не возьмусь, хотя риски для российской экономики вполне просты и очевидны.

«СП»: — В чем же они?

— Вместо того, чтобы идти в мейнстриме, где в силу объективных причин доминирующее положение занимает доллар, российские власти исповедуют не совсем адекватный подход, пытаясь с помощью различных методов этот доллар ослабить. В итоге США наших усилий не замечают, а вот отмороженными, как говорится, назло бабушке, уши почему-то при этом оказываются именно у Российской Федерации.

Эксперт-экономист Леонид Хазанов предположил, что в итоге понижения курса юаня китайские товары по отношению к российским станут дешевле. Соответственно, в перспективе можно ожидать их наплыва на наш внутренний рынок.

— Причем это может касаться чего угодно, — уточнил он, — от банальных пуховиков а-ля «лихие 90-е» до стального проката, алюминиевых профилей и автомобилей. Кроме того, российская черная металлургия сейчас сумела увеличить выпуск по ряду видов продукции. Однако значительная часть этой продукции идет на экспорт. Соответственно, спад импорта в соседних регионах приведет к росту ее складских запасов, что в перспективе означает снижение производства.

Не нужно также сбрасывать со счетов то, что рубль, относясь к мягким валютам, тоже может начать дешеветь. А это способно двояко отразиться на нашей экономике. С одной стороны, наш экспорт имеет шансы стать более выгодным. С другой — покупательная способность населения упадет еще ниже. Хотя она и без того уже крайне низка.

Впрочем, главный аналитик банка «Солидарность» Александр Абрамов полагает, что пока никаких серьезных изменений в мировой экономической конъюнктуре не произошло, потому что американские пошлины вводятся в размере 10% на товары в объеме 300 миллиардов долларов.

— Соответственно, — предположил он, — на данном этапе ожидать, что ослабление юаня превысит эти самые 10%, нет. Но даже если ввозные пошлины подскочат и до 25%, все равно будет преждевременно ожидать, что курс китайской валюты упадет на 30−40%.

«СП»: — Почему?

— Потому что это будет слишком уж сильная, чрезмерная девальвация юаня, вредная для китайской экономики. Впрочем, у Китая достаточно резервов, порядка трех триллионов долларов, чтобы этого варианта не допустить.

Самый реалистичный вариант на сегодняшний момент, по моему мнению, составляет курс на уровне 8−9 юаней к 1 доллару при условии так называемой «жесткой посадки» китайской валюты и большого оттока капитала из страны.

Куда более серьезную угрозу, на мой взгляд, представляет набирающая обороты дестабилизация мировых финансовых рынков, стартовавшая после недавнего заседания Федеральной резервной системы США (ФРС), которая заняла чрезмерно жесткую позицию, послав сигнал о том, что снижение ставки не является началом цикла смягчения денежно-кредитной политики. Трамп объявил о пошлинах в отношении китайских товаров, что вынудит американский Центробанк продолжить снижение своих ставок. Однако возникающие в финансовой системе риски при таком развитии событий очень высоки.

«СП»: — В чем они?

— Во-первых, мы видим резкий рост цен на золото. Это верный признак, что нестабильность в мире нарастает.

Во-вторых, выходит, что ФРС США ситуацию не контролирует. Ее председатель сначала заявляет, что это не начало цикла снижения ставок, а простая подстройка политики посреди цикла. Однако в последующие дни происходит обвал рынков. Ожидания снижения ставок вырастают в несколько раз. Все это показывает, что ФРС не очень-то отдает себе отчет в том, какие процессы сейчас происходят в экономике и финансовой системе.

В-третьих, цена на нефть на этом фоне вполне может не только пробить психологическую отметку в 60 долларов за баррель, но и стремительно пойти ниже декабрьских минимумов в 50 долларов. Тогда давление на рубль вырастет, и его курс плавно пойдет вниз.

Однако если при этом условия на мировом финансовом рынке резко ужесточатся, как в 2008 году, курс нашей валюты, которая не является резервной, также резко рухнет. Пока ничего этого еще не началось, это всего лишь небольшая корректировка рубля в соответствии с меняющимися внешними условиями.

«СП»: — Но вероятность такого развития событий довольна велика?

— Да, это так. Мировые финансовые рынки находятся на таких максимумах, которые наблюдались всего два раза в истории — перед Великой депрессией и перед так называемым «бумом доткомов» на рубеже 20−21 веков. Нынешний пузырь на финансовом рынке — как раз третий. И «сдуть» его без последствий не получится. Весь вопрос в том, на каком временном горизонте это реализуется — через 3, 6, 9 или 12 месяцев?

«СП»: — А прямо сейчас может «рвануть»?

— Если на китайских фондовых рынках вдруг начнется паника (а это вполне возможно), это послужит определенным триггером. В итоге паника быстро захлестнет все мировые рынки. И мировая экономика начнет сжиматься ничуть не хуже, чем в 2008—2009 годах.

Так что тут все висит буквально на ниточке.

Источник новости


Опубликовано: 07.08.19 20:24 | Просмотров: 716 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2019 All right reserved NewsDiscover.net