Интересное
загрузка...

США выбивают у России главную ее опору против НАТО — тактическое ядерное оружие

США выбивают у России главную ее опору против НАТО — тактическое ядерное оружие

Министерство обороны США 4 августа опубликовало официальный комментарий о необходимости для США разработки и развертывания на боевых кораблях крылатой ракеты морского базирования с ядерной боеголовкой малой мощности. Естественно — исключительно ради «сдерживания России».

Форма, в которой сделано заявление Пентагона, не оставляет сомнения, что руководством Соединенных Штатов эта программа уже одобрена и — более того! — вступила в фазу фактической реализации. Таким образом, в ближайшей перспективе стратегическая ситуация у российских берегов по всему их периметру круто и опасно изменится. Потому что в данном случае речь идет не просто о постановке на вооружение ВМС США нового образца флотских вооружений. Нет, Соединенными Штатами делается попытка в корне заранее, еще до первого выстрела, изменить самый вероятный сценарий вооруженного противоборства в случае большой войны НАТО с Россией в Европе.

На сегодня этот сценарий выглядит так. В обычных вооружениях и в совокупной численности войск, в состоянии экономик потенциалы блока НАТО и России заведомо несопоставимы. В случае, если на глазах нарастающая военно-политическая напряженность на европейском континенте все же выльется в серьезное региональное боевое столкновение (предположим, в районе Крыма, Калининграда или Кольского полуострова), на нас, скорее всего, обрушится удар такой силы, что без хотя бы ограниченного масштаба применения в ответ ядерного оружия России просто не устоять.

Этот прискорбный для себя факт Москва честно признала еще в 2014 году, когда приняла последний на сегодняшний день вариант российской военной доктрины. «РФ оставляет за собой право применить ядерное оружие в ответ на применение против нее и (или) ее союзников ядерного и других видов оружия массового поражения, а также в случае агрессии против РФ с применением обычного оружия, когда под угрозу поставлено само существование государства», — сообщается в этом документе.

Что и как именно в таком случае может происходить на поле неудачно складывающегося для России сражения? Об этом еще в 1999 году в теоретическом журнале Генштаба Вооруженных сил РФ «Военная мысль» в статье «О применении ядерного оружия для деэскалации военных действий» написали в ту пору начальник Санкт-Петербургского высшего общевойскового командного дважды Краснознаменного училища им. С. М. Кирова генерал-майор Левшин и кандидаты военных наук полковники Неделин и Сосновский.

По мнению этих авторов, которое и нынче под микроскопом изучают в Пентагоне, «реализация функции деэскалации подразумевает реальное применение ЯО (ядерного оружия — „СП“) как для демонстрации решимости, так и для непосредственного нанесения ядерных ударов по противнику. Эту задачу целесообразно решать с использованием нестратегического ядерного оружия, в первую очередь ОТЯО (оперативно-тактического ядерного оружия — „СП“), что может исключить „обвальную“ эскалацию применения ЯО».

Указанные эксперты полагают, что в случае начала боевых действий, ступеней наращивания применения нашего ОТЯО по наступающим войскам НАТО и по объектам в их тылу может быть до шести.

Первая ступень — «демонстрация» решимости. Под ней подразумевается нанесение одиночных демонстративных ядерных ударов по пустынным территориям (акваториям), по второстепенным военным объектам противника с ограниченным военным персоналом или вообще без персонала.

Вторая ступень — «устрашение-демонстрация». То есть — нанесение одиночных ядерных ударов по транспортным узлам, инженерным сооружениям и другим объектам для локализации района военных действий и не вызывающих высоких потерь сил противника.

Третья ступень — «устрашение». В данном случае — групповые удары по главной группировке противника на одном операционном направлении для изменения соотношения сил и ликвидации прорыва противника в оперативную глубину нашей обороны.

Четвертая ступень — «устрашение-возмездие». В этом случае удары ОТЯО будут нанесены в пределах одного или нескольких смежных операционных направлений по группировкам войск противника на театре военных действий при неблагоприятном развитии оборонительной операции.

Пятая ступень — «возмездие-устрашение». Это когда массированные ядерные удары наносятся для разгрома группировки противника и коренного изменения военной обстановки в свою пользу.

Шестая ступень — «возмездие». Имеется ввиду нанесение массированного удара по противнику в пределах всего театра войны с максимальным использованием имеющихся сил и средств, согласованного с ударами Стратегическим ядерными силами, если те будут применяться.

Причем, как следует из статьи, основная надежда у нас на то, что все дело первой ступенью («демонстрацией решимости») и ограничиться. Тогда не дойдет до всемирной катастрофы. А ошалевшие от близости невиданной глубины пропасти генералы НАТО будет вынужденно идти на переговоры и восстанавливать статус-кво.

«Военная мысль» делает вывод: «В этом случае, как нам представляется, наиболее приемлемым для противника станет прекращение военных действий». Что, стало быть, и требуется доказать.

В Соединенных Штатах эту оборонительную теорию русских уже нарекли «эскалацией ради деэскалации». И в принципе согласны, что ее воплощение на практике Москвой сделает невозможным нанесение ей решительного поражения в войне на европейском континенте одними только неядерными средствами. По этой логике — нужно заранее выбить из рук России дубину тактического ядерного оружия. Или сделать так, чтобы в ответ даже на ее одиночный и демонстративный ядерный удар немедленно последовал ровно такой же ответ со стороны американцев.

А вот тут-то сегодня у Пентагона возможности сильно ограничены. Пару десятилетий назад, опьяненные легкими победами на Ближнем Востоке, в Югославии и Ливии, американцы почти совсем забросили разработку новых образцов тактического ядерного оружия, считая это в современных условиях пустой тратой денег. Все крылатые ракеты морского базирования BGM-109A Tomahawk с ядерными боеголовками W80 Моdеl 0 были ими добровольно и в одностороннем порядке утилизированы к 2010 году.

В Европе из средств массового поражения этого класса у ВС США осталось только считанное количество маломощных авиационных ядерных бомб типа B61. У России за океаном одних только разнообразных средств доставки тактических ядерных боеприпасов насчитали аж одиннадцать. Включая ракетные комплексы, способные «простреливать» практически всю Европу насквозь. В их числе — ставшие широко известные КР «Калибр» и ОТРК «Искандер».

К тому же доставка американских В61 к целям возможна, естественно, только самолетами. Но сделать это летчикам ВВС США с каждым годом все сложней. Потому что Россия, как указано в подготовленном Госдепом в 2018 году перспективном Обзоре ядерной политики США (2018 Nuclear Posture Review), в Балтийском, Черном и Баренцевом морях неустанно совершенствует свои так называемые зоны «антидоступа» (A2/AD). Попросту — системы стратегической обороны на важнейших операционных направлениях.

Эти системы основаны на боевых возможностях новейших зенитно-ракетных систем С-300, С-400 (а в ближайшей перспективе — и С-500) и противокорабельных ракетных комплексов «Бал» и «Бастион». Это оружие делает все более сомнительными возможности ВВС США надежно доставлять авиабомбы В61 к намеченным целям в глубине нашей обороны. Поэтому в упомянутом Обзоре указано: «Россия может полагать, что сможет использовать ядерное оружие театра военных действий или тактическое, потому что Соединенные Штаты не смогут эффективно отреагировать и будут неохотно наращивать дальнейшие действия, требующие ответа стратегическим ядерным оружием».

Исходя из этого, составители госдеповского Обзора еще два года назад выступили за срочное создание двух типов «маломощного» ядерного оружия для ВМС США: это тактические боеголовки для существующих баллистических ракет подводных лодок и способные нести ядерный заряд крылатые ракеты для тех же подводных лодок.

Реакция ОПК США оказалась на удивление спорой. Уже к февралю 2019 года была разработана маломощная версия состоящей на вооружении боеголовки W-76−1 для существующих ракет Trident II (D-5). Она получила обозначение W76−2. Американские эксперты предполагают, что из 20 ракет «Трайдент», установленных на каждой из 14-ти оставшихся в строю атомных подводных ракетных крейсеров типа «Огайо», минимум одна-две будут с «нестратегическими» боеголовками W76−2. Как минимум, одна такая лодка несколько месяцев назад уже вышла на боевую службу к берегам России.

В начале нынешнего года заместитель министра обороны США по вопросам политики Джон Руд самодовольно объявил, что теперь «новый оперативный потенциал демонстрирует потенциальным противникам (то есть — Москве — „СП“), что ограниченное применение ядерного оружия не дает никаких преимуществ, поскольку Соединенные Штаты могут достоверно и решительно реагировать на любой сценарий угрозы».

Как выяснилось — мистер Руд сильно поторопился. В самих Соединенных Штатах у этого шага Пентагона уже нашлись влиятельные противники. Их аргументы просты и красноречивы, как табурет в руках хулигана. Предсказуемо взбудоражился Конгресс. Сенатор США от штата Род-Айленд, высокопоставленный демократ Джон Рид задался резонным вопросом: а как, собственно, Москва узнает, что с борта одной из «Огайо», упаси бог, в сторону ее территории стартовала ракета Trident II именно с «маломощными», а не со стратегическими ядерными боеголовками? И не последует ли тогда в считанные минуты катастрофический для всего мира ответ всей мощью российской ядерной триады?

Ответ, понятное дело, очевиден не только для Рида. Именно поэтому теперь для заведомой и относительно безопасной для США нейтрализации российской военно-стратегической идеи «эскалация ради деэскалации» решено взяться за крылатые ракеты с тактическими ядерными боеприпасами.

Уже известно, что речь не идет о простом возвращении на атомные подводные лодки опрометчиво, с точки зрения американцев, загубленных к 2010 году BGM-109A Tomahawk с ядерными боеголовками W80 Моdеl 0. Сегодня те абсолютно не устраивают Пентагон из-за дозвуковой скорости. Что сильно осложняет прорыв российской ПВО. Поэтому в Вашингтоне такой замысел окончательно отвергли еще в 2016 году.

Нет, новая штатовская ядерная ракета будет сверхзвуковой. По всей видимости, конструкторы постараются «вписать» ее точно в размеры старого «Томагавка». Потому что тогда им не придется переделывать под новое оружие множество пусковых установок на четырех субмаринах типа «Огайо», давно приспособленных под носители крылатых ракет.

На каждой из таких лодок, между прочим, — по 154 неядерных «топора». Если даже лишь с одного подобного атомного подводного крейсера с минимальными интервалами в сторону России стартует вся эта «стая» — гарантировано уничтожить всю ее на подлете маловероятно для ПВО любого могущества и совершенства.

А если таких носителей у наших берегов во время боевых действий окажется два? Или даже три? А если хотя бы каждая десятая из стартовавших с АПЛ типа «Огайо» ракет окажется той самой — с «маломощной» ядерной боеголовкой? Различить такие в общем ракетном «рое» на экранах радиолокационных станций и сосредоточить на них весь огонь ЗРС совершенно невозможно. Что тогда?

Но вот тогда гарантировать, что в случае вынужденного начала реализации Москвой на поле гипотетического боя с НАТО идеи своей «эскалации ради деэскалации» мы мгновенно не получим ровно такого же ответа от США, не сможет никто. Таким образом, сама эта идея, получается, полетит в мусорную корзину российского Генштаба. Судьбу Европы решат заведомо проигрышные для нас боевые действия одних только сил общего назначения. Чего Вашингтон со всей очевидностью заранее и добивается.

И решится или нет в таких трагических для России обстоятельствах Владимир Путин отдать приказ РВСН об отправке всего мира в преисподнюю? Кто знает? Путину, как и всем нам, есть что терять. Возможно — Путину даже больше, чем нам, остальным гражданам России. Во всяком случае, в США, похоже, определенно считают, что дело в действительности обстоит именно так.

Источник новости


Опубликовано: 07.08.20 09:58 | Просмотров: 744 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2020 All right reserved NewsDiscover.net