Интересное
загрузка...

Снижение активности газового рынка отразилось на конкуренции трубопроводов «Южного коридора»

Многие ожидали, что в конце 2010 года наступит момент истины для «Южного коридора», как называют в Евросоюзе транзитный путь подачи трубопроводного газа в Южную и Юго-Восточную Европу. Евросоюз и некоторые страны Центральной и Восточной Европы считают этот вопрос своим политическим приоритетом, стремясь уменьшить зависимость от поставок российского газа.

Южный потокПо крайней мере, с 2007 года в этой области наблюдается жесткая конкуренция между двумя соперничающими проектами, каждый из которых претендует на поставку газа из каспийского бассейна и на свою долю рынка: проект Nabucco, который поддерживают Евросоюз и Соединенные Штаты Америки; и газопровод «Южный поток», совместное предприятие компании «Газпром» и итальянской компании ENI, к которым, как ожидается, в конце года присоединится французская фирма EDF. 

И вот, однако, момент истины приближается, а дела с обоими проектами обстоят совсем не так, как ожидалось. Nabucco, несмотря на существенную политическую поддержку и международное финансовое сопровождение, до сих пор не сумел обеспечить для себя самое главное для газопровода условие: доступ к достаточно крупным газовым ресурсам. Но и «Южный поток» не в лучшем положении. Хотя его всячески продвигают представители российского политического истэблишмента, он становится вс, более сомнительной затеей с экономической точки зрения. Строительство запланированного отрезка трубопровода «Южный поток», проходящего по дну Черного моря, потребует слишком больших расходов, а его проектная ,мкость, 63 миллиарда кубометров – необходимое условие экономической рентабельности проекта, оправдывающее непомерные расходы на его сооружение – ввиду ожидаемого спада на спрос на газ в Европе, слишком велика. Повторные попытки ввести в состав консорциума немецкую компанию – в последние месяцы всплывают такие названия, как RWE и Wintershall – свидетельствуют о том, что предприятие это не вполне оформилось. Вдобавок ко всему, между основными партн,рами, Газпромом и ENI, возникают разногласия по ряду вопросов, что отнюдь не способствует гладкому продвижению проекта.

Конкуренцию между газопроводами часто называют геополитическим соперничеством; однако эта характеристика упускает один важный момент: трудности, с которыми сталкиваются оба проекта, по природе своей не являются политическими в узком смысле слова. И Nabucco, и «Южный поток» получили полную правительственную поддержку всех заинтересованных сторон.
Основные различия между этими двумя консорциумами носят, скорее, экономический характер и связаны со специфической динамикой региональных и мировых газовых рынков.
Во-первых, экономический спад резко снизил уровень потребления газа в Европе, и его восстановление происходит крайне вяло. В пересмотренной версии отчета «Энергетические направления развития Евросоюза к 2030 году ("EU Energy Trends to 2030" (.pdf)) планируется, что газовое отопление и использование газа для выработки электроэнергии возраст,т, в абсолютных величинах, весьма незначительно, и доля их в общем энергопотреблении Европы снизится с 25,9 % до 24,3 %. Надежные местные атомные и угольные электростанции, невзирая на обычные проблемы с воздействием на окружающую среду и на здоровье людей, вполне справляются с обеспечением постоянного «базового уровня энергоснабжения». А потребность в «резервном топливе» в периоды пикового потребления вс, в большей степени обеспечивается за счет возобновляемых источников, место которых на рынке неуязвимо, за счет щедрого финансирования и льготных тарифов доставки.

Во-вторых, газовая промышленность, очевидно, оказалась в центре широкомасштабной структурной трансформации, обусловленной интенсивным развитием нетрадиционных источников газа в Соединенных Штатах Америки, достигшим, по данным промышленных аналитиков, уровня «сланцевой революции». Это привело к перенасыщению мирового рынка газом, наиболее важным последствием чего для Европы стала переадресация поставок ожиженного природного газа (ОПГ), первоначально предназначенного для рынка США. Это относится, в частности, к поставщикам из Латинской Америки и Катара и, вкупе с разговорами по поводу использования сланцевых ресурсов в Европе, что пока, впрочем, маловероятно, в свою очередь, понизило спотовые цены на европейском рынке и сократило спрос на трубопроводный газ до минимальных уровней, предусмотренных обязательствами по выплате неустойки в рамках долгосрочных соглашений на экспорт газа. В действительности большинство европейских компаний обратились с просьбой к Газпрому и другим поставщикам о снижении или продажных цен, или минимальных объ,мов закупок.

Изменившаяся политическая ситуация на Украине, со своей стороны, поставила вопрос об экономическом обосновании обоих проектов трубопроводов. Пока у власти прочно стоит пророссийский президент Виктор Янукович, маловероятно, что повторные споры по поводу оплаты между Киевом и Москвой приведут к нарушению поставок, как это имело место в 2006 и 2009 годах. Это снизило заинтересованность производителей и потребителей газа в том, чтобы обойти украинскую территорию, через которую в настоящее время ид,т транзитом 80% российских поставок газа. Устранение промежуточных компаний, о ч,м в октябре 2008 года вели переговоры тогдашний премьер-министр Украины Юлия Тимошенко, сделало более гладкими договорные отношения между непрозрачной газовой промышленностью Украины и ее зарубежными партн,рами, опять-таки уменьшив частоту споров. Кроме того, Газпром в настоящее время ищут возможности слияния с украинской трубопроводной компанией «Нафтогаз», что окончательно решило бы вопрос, обеспечив России контроль над газовой сетью своего соседа.

В свете этих факторов, два консорциума «Южного коридора» и их политические спонсоры, очевидно, скоро столкнутся с классической дилеммой: и Россия, и межправительственный блок под руководством Евросоюза, продвигающий проект Nabucco, готовы субсидировать соответствующий проект, несмотря на то, что и те, и другие окажутся в затруднительном положении, если оба проекта увидят свет.

Таким образом, несмотря на энтузиазм некоторых аналитиков, нас, вероятно, ждет длительный период, когда оба проекта будут продвигаться медленно, ревниво не спуская друг с друга глаз. Высокие невосполнимые расходы, важные законные интересы, вопросы статуса и престижа приведут к тому, что для обеих сторон отказ от своего проекта будет крайне нежелателен.

Эту проблему можно будет в определенной мере использовать в качестве рычага воздействия в контексте более широких переговоров между Европой и Россией. Недавняя германо-франко-российская трехсторонняя встреча в Довиле как раз дает такую возможность; однако в ближайшем будущем подобный совместный результат представляется маловероятным.

Андреа Бонцанни – женевский аналитик по международным отношениям и энергетической политике. Работал консультантом Организации Объединенных Наций и Мирового банка, в настоящее время является главным редактором Европейского Центра анализа, миланского научно-исследовательского учреждения Equilibri. В этой статье изложена его личная точка зрения.

Источник новости


Опубликовано: 20.11.10 06:01 | Просмотров: 731 | [ + ]   [ - ]   |
© 2019 All right reserved NewsDiscover.net