Интересное
загрузка...

В борьбе с протестами Росгвардии приказали взяться за стволы

В борьбе с протестами Росгвардии приказали взяться за стволы

В предстоящую осеннюю рабочую сессию одой из приоритетнейших тем для обсуждения депутатами Госдумы станет ужесточение требований к действующему оружейному законодательству. Напомним, по официальным данным Росгвардии, на данный момент владельцами оружия в России являются почти четыре миллиона человек, на руках у которых находится более шести с половиной миллионов единиц гражданского оружия, в том числе гладкоствольного (4,4 миллиона единиц), нарезного (более 969 тысяч единиц), мощного пневматического (более 5,5 тысяч единиц), а также свыше 309 тысяч газовых пистолетов и револьверов.

Проработкой этого вопроса приказал заняться Росгвардии лично Владимир Путин сразу после трагедии в Керчи, когда там в 2018 году студент политехнического колледжа убил себя и еще 20 человек, а серьезно пострадало еще 67 граждан. «Особо обращаю внимание: необходимо серьезно усилить контроль в сфере оборота оружия. Жду от вас здесь конкретных предложений, в том числе и законодательного характера», — заявил тогда президент.

Силовики рьяно взялись за выполнение поручения и подготовили документ, в котором предлагали в частности, начать официальный учет охолощенного оружия или проводить проверку состояния здоровья владельцев лицензий ежегодно вместо 1 раза в 5 лет. Росгвардия также предлагала обязать владельцев оружия в течение 3 дней сообщать о своем фактическом местонахождении, если они покидают место прописки с оружием. Аналогичное правило рекомендовалось и для иностранных граждан, находящихся на территории России. Указывалось, что «данная мера позволит обеспечить надлежащий контроль за оборотом оружия в местах его временного хранения».

Кроме того, как сообщала, в частности, «Новая газета», предлагалось «в целях противодействия незаконному обороту огнестрельного оружия ввести обязательный учет списанного оружия в Росгвардии и установить запрет на продажу и дарение такого оружия гражданам».

В законопроектах Росгвардии подразумевались также дополнительные основания для отказа в выдаче лицензии на приобретение гражданского оружия. Например, не давать разрешения на оружие не только осужденным за совершение преступлений, но и гражданам, в отношении которых пока просто ведется уголовное преследование. Также отказ подразумевался и для тех, кто не дал своего письменного согласия на предоставление в федеральный орган сведений о наличии у него заболеваний, при которых противопоказано владение оружием. Планировался запретят на выдачу лицензии и тем гражданам, которые подвергались административному наказанию за вождение транспортных средств в нетрезвом виде.

Помимо «росгвардейского» варианта, депутатам предстоит рассмотреть ряд других инициатив в этой сфере.

Так, например, в свое время МВД призвало оснастить все огнестрельное оружие специальными датчиками слежения. Уполномоченный по правам человека Татьяна Москалькова и член думского комитета по образованию и науке Николай Зубцов предлагали повысить возраст выдачи охотничьего билета и лицензии на приобретение огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия с 18 лет до 21 года.

Госсовет Республики Татарстан предлагал запретить выдачу лицензий тем, кто несет административную ответственность за побои или другие агрессивные действия, причинившие физическую боль без серьезных последствий.

Зампред Госдумы Ирина Яровая, в свою очередь, разработала законопроект, предусматривающий установление особого порядка при получении охотничьего билета и лицензии на приобретение огнестрельного гладкоствольного длинноствольного оружия лицами в возрасте от 18 лет до 21 года. Согласно ее версии, молодые люди должны предоставлять характеристики с места работы или учебы, справку о доходах, копии налоговой декларации или иного документа, подтверждающего размер и источник дохода (в том числе гарантийное письмо от родителей).

Комментируя для «СП» эти новации, руководитель общественного движения «За безопасность» Дмитрий Курдесов заявил, что всемерно поддерживает эти начинания.

— Оружие вообще нужно выдавать с 25, а еще лучше — с 30 или 35 лет, — обосновал он свою позицию. — Представьте, в 17 лет гражданин был еще подростком, а в 18 уже получил в руки ружье. Это ошибочно, потому что ответственность за свои деяния в полной мере человек нести не может.

«СП»: — А как же призывники, которым в таком же возрасте вручают автоматы?

— Это тоже ошибочно. Конечно, в армии солдат находится под жестким контролем вышестоящих командиров и действует четко по уставу, где, условно говоря, шаг влево или шаг вправо недопустим. Но я сам офицер запаса, и прекрасно знаю, каких призывников призывают. Что уж говорить о фактически бесконтрольном использовании фактически боевого оружия, так сказать, на гражданке. Травматическое оружие тоже лучше не распространять среди населения

«СП»: — Его-то почему?

— Потому что оно не является таким уж действенным средством самозащиты, а внушает ложное чувство защищенности или даже превосходства над другими. Например, был случай, когда девушка, воспользовавшись травматическим пистолетом, попала под уголовную ответственность за его неправомерное применение. Наше общество не готово к использованию ни огнестрельного, ни любого другого оружия.

«СП»: — А как же самозащита? Безопасность?

— Любое современное общество не должно быть вооруженным. Все должно решаться дипломатическим путем. А уж если мы говорим о безопасности, то защиту жизни и здоровья дает нам государство, которому мы платим налоги. Этим должны заниматься профессионалы.

— Ужесточать сейчас что-либо бессмысленно, — высказал противоположную точку зрения председатель всероссийской политической партии «Честно», депутат Госдумы VI созыва, общественный деятель Роман Худяков. — Потому что если мы посмотрим, скольких людей убивают ножами, лопатами, бутылками, ложками и прочими вещами, давайте, уважаемые депутаты Госдумы, запретим дышать, ходить, копать, есть и пить в ресторанах.

Понимаете, любой запрет приводит к отторжению от народа, к тому, что люди начинают сильнее ненавидеть депутатов Госдумы, членов Совета Федерации и так далее. Потому что они хотят все время что-то запретить. Как только происходит какая-то трагедия, мы тут же собираемся и начинаем что-то запрещать. Тут сдуру можно так поназапрещать, что народ озвереет и схватится за вилы.

«СП»: — А если разрешать, не разразится ли у нас в России кровавая вакханалия?

— Почему мы так не доверяем собственным гражданам, почему мы уверены в том, что они тут же бросятся стрелять друг в друга? У нас же прекрасный народ! В той же Белоруссии, посмотрите, разрешение на ношение огнестрельного оружия есть практически у каждого третьего. Вспомните, когда парламент Молдавии закидали кирпичами. Никто ведь не пришел на этот митинг с оружием, ни одного выстрела не было, хотя там тоже едва ли не каждый молдаванин вполне официально имеет оружие.

А теперь задумайтесь — сколько вообще оружия незарегистрированного имеется на руках у наших бандитов и у тех, кто его хочет применять? Что же получается, бандиты, значит, пусть с оружием расхаживают, а обыкновенные люди, которые просто хотят жить, не будут иметь возможности себя защитить? Если одинокая девушка пойдет куда-то вечером и при этом будет иметь в сумочке небольшой пистолет, то каждый потенциальный насильник с ножом в кармане или вор, зная об этом, тысячу раз подумает о перспективе получить пулю в лоб.

Руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Иванов также не видит в настоящий момент каких-то особенных проблем с гражданским оружием и, соответственно, оснований для ужесточения требований к гражданам, желающим получить или уже имеющим его.

— Потому что, — констатировал он, — сейчас можно видеть, что в массе своей преступления совершаются без использования официально зарегистрированного оружия, в том числе и травматического. Это несколько лет назад оно довольно активно применялось в каких-то бытовых конфликтах, когда граждане получили возможность его приобретать. Но в настоящее время этого нет, люди научились адекватно им владеть. Так что если оружие и применяется, то используется либо нелегально приобретенное, либо холодное.

«СП»: — Тогда зачем понадобилось столь активная работа в плане ужесточения за оборотом гражданского оружия?

— Мне кажется, эту инициативу можно связать с тем, что в последнее время произошло огромное количество незаконных шествий и митингов. Конечно, в них гражданское оружие никоим образом пока не фигурировало, да и фигурировать, полагаю, не будет. Хотя участвующих в таких мероприятиях людей пацифистами я бы не назвал, но это однозначно не сторонники разрешения конфликтов с помощью оружия. Повторюсь, проблемы с гражданским оружием в стране нет, она как-то искусственно подогревается властью. Скорее всего, правительство намеревается сработать тут на опережение, потому что правоохранительные структуры, по-видимому, все же опасаются, что подобное оружие в перспективе может быть использовано в массовых мероприятиях. Больше никаких логических объяснений я не вижу.

Источник новости


Опубликовано: 17.08.19 22:03 | Просмотров: 851 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2019 All right reserved NewsDiscover.net