Интересное
загрузка...

В какую Абхазию поедем: Берег может оказаться уже турецким

В какую Абхазию поедем: Берег может оказаться уже турецким

В Абхазии теперь новый президент — ещё вчера лидер оппозиции, а сегодня уже практически законный хозяин республики Аслан Бжания (инаугурация состоится 23 апреля) и изменения результатов голосования ожидать не приходится. Вскоре он займет президентское кресло на Набережной махаджиров в Сухуми. Российскому обывателю, по большому счету, глубоко не интересно кто там конкретно правит в Абхазии, волнует лишь тема возможности проведения отпуска на солнечном берегу.

Сейчас, в преддверии курортного сезона 2020 года, это особенно актуально. Вариантов нынешним летом из-за коронавируса совсем немного. Из доступных пляжей остается только Крым и побережье Краснодарского края от Анапы до Сочи, да ещё Абхазия, запретительные меры для посещения которой не коснулись.

Поток туристов в Абхазию в последние годы заметно снизился — уровень комфорта сомнительный, криминальная обстановка тоже напрягает, тем более, что были альтернативные варианты в виде Турции, Юго-Восточной Азии и целого ряда других стран. Нынешняя пандемия их временно закрыла. Понятно, что Крым всех «вынужденно патриотичных» отдыхающих не вместит, равно как и другие курорты, так что многие поедут в Страну Апсны, называемую прежде «Советской Ривьерой» — в Гагру, Пицунду, Сухуми и другие места в Абхазии. Вряд ли там что-то кардинально изменилось за последнее время в улучшении условий для отдыхающих, но российских туристов, вернее их кошельки, там ждут с нетерпением.

Впрочем, сейчас это будет уже несколько другая Абхазия — со старыми ресторанами и санаториями, но уже в большей степени ориентированная на Турцию, нежели на Россию. При этом турки пока не пришли, а россияне, в том числе с воинским контингентом и пограничниками, ещё остались. В общем, ничего хорошего. У Абхазов сейчас вся надежда на новую власть.

Предвыборная кампания, как и сами выборы прошли в Абхазии в сложных условиях затяжного экономического кризиса и острого противостояния между сторонниками свергнутого президента Хаджимба и самыми различными группами абхазского общества, рвущихся во власть. Серьезные экономические проблемы, политическое противостояние привели не только к отстранению действующего президента, но и к резкому и значительному обострению криминальной обстановки в республике. По данным абхазского МВД, нашедшим отражение в местной прессе, в последние годы значительно увеличилось количество тяжких преступлений — разбоев, грабежей, убийств. Отдельно следует выделить проблему наркомании, особенно среди молодежи. По данным абхазских источников, республика буквально «наводнена наркотиками самого широкого ассортимента».

Нынешняя кризисная ситуация во многом сложилась из-за ряда ошибочных решений, принимаемых на протяжении ряда лет как абхазским руководством, так и представителями российской стороны, ответственных за абхазское направление.

— Что касается абхазской стороны, то ее «вклад» в общую дестабилизацию ситуации очевиден, — считает публицист, автор книги «Абхазский крест» Владимир Попов. — За 25 послевоенных лет здесь так и не сумели отойти от родственно-клановых связей, установить хотя бы шаткое верховенство закона для жителей республики. Причем это касается буквально всех сфер жизни абхазского общества — будь то нарушение закона, устройство на работу или службу, выделение выгодного строительного или иного подряда. По большому счету абхазский административный аппарат всё это время был занят не столько формированием эффективной экономики в республике, сколько «освоением» российской финансовой помощи. В результате в абхазском обществе сложилось жесткое неприятие практически всех правительственных структур, а заодно сформировалось убеждение, что «во всем виновата Россия, как источник соблазнов для сухумских чиновников, и как инициатор откатов».

Если говорить о российском участии в абхазских делах, то приходится с сожалением констатировать, что курс экономического, социально-политического и культурного развития, предложенный в свое время российской стороной во многом оказался ошибочным. Например, общеизвестно, что основа экономики Абхазии — туризм и сельское хозяйство. Но вместо того, чтобы направить немалые финансовые потоки на возведение предприятий, мини-цехов по переработке сельскохозяйственной продукции, миллиардные суммы потратили на строительство общеобразовательных и музыкальных школ, стадионов, плавательных бассейнов, спорткомплексов и т. д. При этом следует учесть, что эти объекты не только не приносят прибыль, но и требуют регулярных немалых средств на их содержание. А где эти средства взять?

Различные программы, направленные на развитие экономики Абхазии, разрабатывались более десяти лет. Но до практической реализации дело так и не дошло. За это время не построено практически ни одного перерабатывающего или иного предприятия, которое бы могло получать прибыль и пополнять республиканский бюджет. Вдобавок ко всему за эти десять лет сохранились и приумножились практически все беды грязной экономики — непрозрачность в работе, крайне слабая предварительная проектная проработка того или иного объекта.

— Сложилась достаточно непростая и тревожная ситуация, когда за внешним дружелюбием абхазская сторона, здесь и население, и руководство, по отношению к официальным российским структурам настроена если не враждебно, то весьма критично, — говорит Владимир Попов. — Абхазия закрывается от Москвы. В результате мы имеем то, что имеем — Абхазия сегодня находится в экономическом и политическом тупике, и более-менее ясного выхода из тупика нет. Нетрудно догадаться, что такая конфигурация на абхазском политическом поле чревата тем, что здесь может появиться, так называемая, третья сила, которая в результате окажется инструментом каких-либо антироссийских структур, или конкурентов России на международной арене.

В этой связи представляют интерес отношения, которые Абхазия выстраивает помимо Москвы. В первую очередь речь идет о Турции, и, в частности, об абхазской диаспоре в этой стране. Главный проводник здесь — Кавказский комитет солидарности с Абхазией. О нем стоит рассказать подробнее.

Комитет солидарности с Абхазией был образован 23 августа 1992 года, то есть на девятый день после начала грузино-абхазского конфликта, по предложению одного из лидеров абхазской диаспоры в Турции — Этема Арютаа. Тогда в стамбульском дернеке (национальном культурном центре) собралась группа из турецких абхазцев и представителей 40 кавказских национальных дернеков, которые сформировали инициативную группу и разработали «программу действий». В комитет вошли представители всех национальностей северо-западного Кавказа — адыги, кабардинцы, осетины, чеченцы, убыхи и другие, живущие в Турции. Председателем был избран Атай Цушба. Комитет возложил на себя обязанность «оказывать любую возможную помощь борющейся с агрессором Абхазии». В дальнейшем эта помощь оказывалась по двум направлениям — сбор финансов, продуктов, медикаментов, теплой одежды и обуви, а также отправка в воюющую Абхазию добровольцев-боевиков, врачей и медсестер.

3 сентября 1992 года, когда в Москве проходила встреча Бориса Ельцина, Эдуарда Шеварднадзе и Владислава Ардзинбы, в ней приняли участие и представители Комитета — Атай Цушба и Рахми Туна. Рахми Туна, вернувшись в Стумбул, сказал: «Переговоры были крайне сложными, но большая победа Абхазии в том, что она признана не частью Грузии, а стороной конфликта».

После окончания боевых действий в сентябре 1993 года, при весьма серьезном содействии Комитета в Турции было открыто Представительство Республики Абхазия. Кавказский Комитет солидарности с Абхазией в этот период активно действовал по реализации целого ряда важных, стратегических задач. Комитет старался систематически доводить до мировой общественности вообще, и до турецкого правительства, в частности, «миролюбивую политику Абхазии, ее доброе отношение к соседним государствам». При этом особое внимание уделялось «всемерному разъяснению турецкому и мировому сообществу, что грузино-абхазский конфликт — это не «бунт кучки абхазцев», как в том убеждал официальный Тбилиси, а «война за независимость и выживание». Комитет активно добивался снятия с Абхазии экономической и информационной блокады, оказывал Сухуму гуманитарную помощь, политическую поддержку, способствовал, в конечном итоге, признанию независимости Абхазии. Так же немало усилий прилагалось для того, чтобы открыть регулярное морское сообщение между Турцией и Абхазией.

Турецкое руководство с недавних пор особенно активно заигрывает с абхазами. Например, по сообщению газеты «Хуриет», на турецком радио теперь раз в неделю ведутся передачи на абхазском языке, в местах компактного проживания абхазов разрешено изучение абхазского языка. Разрешено также беспрепятственное получение турецким абхазцем абхазского паспорта. Так же турецкое руководство поддерживает осуществление «вековой мечты» — «собраться всем абхазцам, разбросанным по миру, под родным абхазским небом».

Одна из главных задач, которую ставят перед собой руководство Абхазии и Комитета солидарности — это добиться от Турции признания независимости Абхазии. И нельзя исключать, что это произойдёт уже в ближайшей перспективе, пусть даже за счет серьезных уступок турецкой стороне. Подтверждением тому — довольно заметные публичные и практические шаги турецкой стороны в этом направлении. Так, в конце декабря 2019 года в Сухуме побывала представительная делегация турецких политиков и бизнесменов. Комментируя итоги визита, глава делегации председатель партии «Ватан» («Родина») Догу Перинчек заявил журналистам, что «визит делегации Турции в Абхазию связан с работой над признанием суверенитета Абхазии Анкарой». «Экономическая перспектива поможет ускорению признания Абхазии Турецкой Республикой. Мы также планируем организовать визит президента Абхазии в Турцию, что, по нашему мнению, поможет продвижению вопроса о признании», — заявил тогда Догу Перинчек.

Финалом визита стало подписание председателем общественной организацией «Лига друзей Абхазии» Астамуром Логуа и председателем политической партии Турции «Ватан» Догу Перинчеком «Соглашения о сотрудничестве». Согласно документу, стороны договорились «содействовать в пределах своих полномочий становлению, сохранению и расширению торгово-экономических и культурно-гуманитарных связей между Республикой Абхазия и Республикой Турция; осуществлять обмен опытом в сфере развития институтов публичной дипломатии в РА и РТ, содействовать привлечению внимания мировой общественности к проблемам международного признания РА; создавать условия для установления и развития деловых контактов, организации и проведения совместных ярмарок, выставок, семинаров, конференций, конкурсов и других форм сотрудничества».

Примечательно и послание абхазам, сделанное Догу Перинчеком в интервью «Нужной Газете». «Я хочу обратиться к абхазскому народу — не забывайте, что у вас есть друг в лице турецкого народа, в лице Турецкой Республики, которая окажет необходимую помощь в трудную минуту. Я обещаю Абхазии, что в скором времени Турция признает Республику Абхазия, и мы вернемся сюда и будем праздновать вместе».

Вскоре выяснилось, что Перинчек слов на ветер не бросает — уже в нынешнем марте он организовал в Стамбуле встречу с представителями Полномочного представительства Республики Абхазия в Турецкой Республике и депутатами парламента Абхазии, в ходе которой сделал новое заявление, сказав, в частности, что «турецкая партия „Ватан“ продолжит активное лоббирование признания Абхазии». С этой целью «организовываются и проводятся встречи с руководителями турецких партий, представителями общественно-политических движений и должностными лицами государственных органов Турции».

— Чем это может обернуться для жителей республики? Пока что говорить об этом, сами понимаете, рано, — говорит Владимир Попов. — Но примеры турецкого участия на причерноморских территориях имеются. Равно как и образчики применения Анкарой, так называемой, «мягкой силы» для достижения своих стратегических целей. Так, в своё время Анкара под флагом дружбы, сотрудничества, экономической и прочей помощи аккуратно зашла в грузинскую Аджарию. И сегодня Аджария де-факто уже мало подчиняется официальному Тбилиси. Во всяком случае, об этом прямо заявил бывший постпред Аджарии в Грузии и довольно известный в своих грузинских краях Гамлет Чипашвили. Он утверждает, что из-за турецкой экспансии Грузия фактически потеряла Аджарию. По словам Чипашвили, в регионе уже много лет функционируют различные мусульманские организации, которые финансирует правительство Турции, что турки буквально требуют строить мечети, которых и так достаточно много в Аджарии. А ведь всё здесь начиналось с вполне дружественных и безобидных «программ помощи»…

Так что совсем нетрудно предположить, что произойдет, если Анкаре удастся предоставить Абхазии необходимые инвестиции и «наполнить» ее своими гражданами — потомками махаджиров, которых в Турции проживает около полмиллиона человек. Абхазия в конце концов превратится в своего рода анклав Турецкой республики. Кстати, де-факто морское сообщение между Сухумом и Анкарой уже действует.

Источник новости


Опубликовано: 24.03.20 20:24 | Просмотров: 159 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2020 All right reserved NewsDiscover.net