Интересное
загрузка...

Власть особо не стала объяснять народу смысл повышения НДС

Власть особо не стала объяснять народу смысл повышения НДС

Тема повышения НДС с 18 до 20%, в отличие от темы повышения пенсионного возраста, не получает масштабного освещения на федеральных телеканалах. Такой вывод можно сделать, проанализировав содержание информационных и аналитических программ.

Грядущей пенсионной реформе были посвящены львиные доли итоговых выпусков федерального телевидения. Сюжет в итоговой программе Дмитрия Киселева назывался оптимистично — «Жить!». Многочисленные эксперты из разных сфер упоминали европейский опыт, говорили о необходимости повышения качества жизни российских пенсионеров; были и репортажные куски о том, как сейчас несправедливо, что пожилые люди в России еле сводят концы с концами, также давалась статистика, что при нынешней демографической ситуации через какое-то время количество работающих и пенсионеров в России почти сравняется. Также Киселев подчеркнул, что лично президент Путин в обсуждении пенсионной реформы пока не участвует и что осенью получит на стол компромиссный проект, который подготовит правительство. За полтора часа программы места сюжету об увеличении НДС на 2% не нашлось вовсе.

Тема была затронута в программе «Воскресный вечер с Владимиром Соловьевым» на «России-1». Как это бывает обычно в последние годы, большая часть шоу была посвящена международной политике, однако в его центральной части Соловьев взял интервью у нового вице-премьера по социальной сфере Татьяны Голиковой. В основном речь шла о пенсионной реформе, Голикова давала схожую аргументацию о повышении качества жизни людей, затронула тему невыплат пенсий в 90-е годы. Про НДС было сказано вскользь, что был вариант повысить этот налог не до 20%, а до 22%, но «это было бы переходом границы чувствительности», и что дополнительные деньги в бюджете направят на социальные выплаты.

Главный спикер по теме повышения НДС в новостных выпусках — первый вице-премьер по финансовым вопросам Антон Силуанов. Цитируется его высказывание, что повышение НДС даст федеральному бюджету дополнительно более 600 млрд в год, что поможет профинансировать «национальные цели развития» в рамках нового майского указа Путина.

В новостных выпусках Первого канала и «России-1» тема повышения НДС шла обычно встык с темой повышения пенсионного возраста, однако обходилась без больших интервью и экспертных мнений с упоминанием о росте социальной ответственности бизнеса и выравниванием образа жизни россиян.

Собеседник, близкий к администрации президента, говорит, что повышение НДС вряд ли вызовет публичные протесты и массовые акции. А вот повышение пенсионного возраста такой риск несет, поэтому ему уделяется особое внимание на федеральном ТВ. Этот же собеседник предполагает, что модератором дискуссии между правительством и бизнесом по НДС может стать бизнес-омбудсмен Борис Титов. В аппарате Титова Znak.com сказали, что омбудсмен уже активно обсуждает вопрос повышения НДС в своей Партии Роста, однако пока формат общественной дискуссии на платформе аппарата по защите прав предпринимателей еще не определен.

Член совета директоров Экспертного института социальных исследований (ЭИСИ) Глеб Кузнецов считает, что НДС — это непонятная и не вызывающая отклика в массовом сознании тема, в общественной повестке ее не существует.

«С общечеловеческой точки зрения это выглядит как повышение непонятного налога на два процентных пункта. Учитывая, что интересы бизнеса у нас публично политического представительства не имеют, эта тема не может „заиграть“ на фоне таких громких тем, как чемпионат мира по футболу или пенсии», — считает Кузнецов.

Тема НДС просто не столь заметна, особенно в условиях, когда сохраняют льготы по налогу для детских товаров, продовольствия, лекарств, книг и так далее, считает политолог Алексей Макаркин.

«Здесь самой социально острой и эмоционально воспринимаемой была бы именно проблема отмены льгот. Тема НДС — отложенного действия, такое ощущение, что к ней сейчас не хотят привлекать внимание, чтобы „не будить лихо“. Дальше будут действовать по ситуации. Предыдущие повышения цен общество хотя и с тихим недовольством, но принимало, сравнивая их с 90-ми годами, где ценники менялись чуть ли не каждую неделю. Так что скорее всего будут действовать по ситуации. В принципе тема может быть опасной в рамках кумулятивного эффекта (то есть повышение пенсионного возраста плюс НДС плюс еще какие-либо текущие негативные факторы, которые сейчас просчитать трудно)», — говорит Макаркин.

В головах многих не слишком просвещенных в вопросах экономики граждан НДС по сию пору не актуализирован. Возможно, что рядовой обыватель полагает, что его этот налог совсем не касается, рассуждает глава Политической экспертной группы Константин Калачев.

«Обыватель считает, что платит налог бизнес — да и пусть платит. Но в реальности всю сумму этого налога оплачивает в итоге сам покупатель. Вопрос один: кто это готов обывателю объяснить? Видимо, сделать это некому, да и увеличение не так велико, потому власти особенно не беспокоятся. Хотя тема, если связать ее с ростом цен, для оппозиции вполне рабочая», — говорит Калачев.

В отличие от проблемы повышения пенсионного возраста, близкой и понятной всем, кто старше пятидесяти, тема НДС массовому избирателю непонятна и не очень интересна, считает политолог Аббас Галлямов.

«Видимо поэтому власти не сильно озабочены ее интерпретацией. Сама по себе больших рисков она не представляет. Проблема может возникнуть только в том случае, если кто-то из оппозиционеров сформулирует и начнет целенаправленно внедрять тезис: „Цены в магазинах растут не сами по себе, а потому что власти повышают НДС. Это не стихийное, а рукотворное бедствие, еще один механизм изъятия режимом денег граждан“. Впрочем, уже озвученный тезис о том, что повышение НДС — это дополнительная нагрузка на бизнес, потому что он должен нести свою долю финансовой ответственности за предстоящие реформы, стоит признать правильным с пропагандистской точки зрения. Людям нравится, когда власти „стригут“ бизнесменов», — Галлямов.

Повышение НДС на фоне пенсионной реформы не имеет столь заметного социального значения, считает руководитель аналитического департамента Центра политических технологий Татьяна Становая.

«Если по пенсионному возрасту могут быть протесты, то защищать ставку НДС в 18% никто не выйдет. Тут нет заметной политической составляющей. А значит, и нет потребности работать над этой проблемой.

Вообще, послание власти населению звучит так: страдать придется не только вам, но и бизнесу, которому придется „раскошелиться“. Игра на чувстве социальной несправедливости. Но этим все и ограничится. 

Кроме того, это выглядит не слишком убедительно: ведь за НДС в итоге заплатит потребитель», — говорит Становая, добавляя, что бизнес в данной ситуации выглядит безликим и подходящим объектов для «раскулачивания», чтобы задобрить народ. 

Тема налогов куда менее чувствительна для общества, рядовые граждане даже не рассчитывают НДФЛ, и многие искренне полагают, что выплачиваемые ими налоги сводятся именно к НДФЛ, говорит глава фонда «Петербургская политика» Михаил Виноградов. Даже про страховые взносы, которые платит работодатель, многие не в курсе. По его словам, тема налогов «значима для тех, кто способен отличать миллионы от миллиардов».

Источник новости


Опубликовано: 18.06.18 22:17 | Просмотров: 172 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2018 All right reserved NewsDiscover.net