Интересное
загрузка...

Военный переворот как фактор саморегуляции демократического процесса

Военный переворот как фактор саморегуляции демократического процесса

В субботу 24 мая, через два дня после военного переворота в Таиланде, Пентагон объявил о приостановке военного сотрудничества с этой страной до восстановления в стране демократических принципов. Это заявление вызывает недоумение. И по двум причинам. Во-первых, никогда ранее нарушение этих принципов не мешало военному сотрудничеству Вашингтона и Бангкока, а во-вторых, как ни парадоксально, но именно военные перевороты в Таиланде являются теми механизмами, которые удерживают эту страну от сползания в пучину хаоса.

Началом современной истории Таиланда считается 1932 год, когда в результате военного переворота в стране была установлена конституционная монархия. В течение последующих 80 лет в стране было совершено 11 переворотов. Если добавить к этому семь неудачных попыток, то получается, что в среднем перевороты совершались чуть реже, чем раз в четыре года. Самый долгий период, когда страной правили военные, пришёлся на 1947 – 1973 годы, что, кстати, не мешало США во время войны во Вьетнаме размещать на территории Таиланда свои военные базы, а армии Таиланда участвовать в операциях против Вьетконга.

Нынешний переворот, совершённый 22 мая, произошёл спустя восемь лет после предыдущего. И без обращения к событиям 2006 года и их предыстории вряд ли можно адекватно оценить происходящее сейчас.

В январе 2001 года незадолго до того образованная партия под претенциозным названием «Тай рак тай» («Тайцы любят тайцев») во главе с богатейшим человеком страны Таксином Чиннаватом получила относительное большинство на выборах и впервые сформировала коалиционное правительство. Таксин Чиннават станл премьером. Спустя четыре года, в феврале 2005 года, Таксин Чиннават был вновь переизбран на этот пост – на сей раз триумфально победив на выборах. Казалось бы, принципы демократии торжествуют.

Однако именно на этот период пришёлся целый ряд событий, сильно омрачивших правление Чиннавата. Это и приграничные столкновения с Бирмой, и обострение территориального спора с Камбоджей из-за принадлежности древнего храмового комплекса Прэахвихеа, и начало масштабного наступления на наркоторговцев, в результате которого было убито более 2х тысяч человек (кем было убито большинство из них – правительственными силами или бандитами, на этот счёт единого мнения нет до сих пор), и обострение вооружённой борьбы сепаратистов-мусульман на юге, и в конце концов такие неантропогенные бедствия, как цунами 2004 года или вспышка «птичьего гриппа» в 2005-м.

Ни одно из этих событий само по себе не могло привести к падению правительства – тем более, после более чем убедительной победы на выборах. Но все вместе, да ещё на фоне небезосновательных обвинений правительства в коррупции, они создали благоприятный фон для того, чтобы противостоящие Чиннавату элиты смогли раздуть недовольство значительной части населения (главным образом, в столице страны Бангкоке) и вывести на улицы десятки тысяч протестующих. Их отличительным знаком стали рубашки жёлтого цвета.

Когда «жёлтая волна» захлестнула Бангкок, фактически парализовав жизнь в столице Таиланда, в дело вмешались военные. В сентябре 2006 года, когда премьер Чиннават находился в Нью-Йорке на сессии Генеральной Ассамблеи ООН, военные объявили о взятии власти в свои руки. Период военного правления продлился чуть более года – до декабря 2007-го. За это время была подготовлена новая конституция и запрещена партия «Тай рак тай», что, впрочем, не помешало победе «Партии народовластия», по спискам которой баллотировалось большинство активистов запрещённой партии.

Таким образом, силовое отстранение сторонников Чиннавата от власти не помешало их возвращению во власть. И в мае 2008 года «желторубашечники» вновь вышли на улицу. На этот раз до вмешательства военных дело не дошло. В конце 2008 года правительство было отстранено от власти постановлением Конституционного суда. А лидерам «Партии народовластия» было запрещено участвовать в политической жизни страны сроком на пять лет.

Сам Таксин Чиннават и его сторонники очень скоро осознали действенность уличных форм протеста и в противовес движению «жёлтых рубашек» создали движение «красных рубашек» – в основном из числа жителей сельских районов, а также городской бедноты. Правда, в отличие от движения «жёлторубашечников», которым армия явно сочувствовала, «красные рубашки» столкнулись с вооружённым сопротивлением властей. В итоге их путь к свержению правительства противников Чиннавата занял более долгое время – лишь в июле 2011 года партия «Пхыа тай» («За Таиланд») триумфально выиграла выборы, а премьером стала младшая сестра Таксина Чиннавата Йинглак Чиннават.

Таким образом, несмотря на уличные протесты, поддерживаемые военными, и на прямое вмешательство военных в политику, строго демократические процедуры дважды возвращали во власть сторонников свергнутого в 2006 году премьера Таксина Чиннавата. Однако смена лиц во власти не привела к усечению ни влияния военных, ни потенциала уличной стихии, за которой стояли те части элиты, которые не были допущены к дележу властного пирога. И развитие событий вновь пошло по кругу: демонстрации «жёлторубашечников», раздрай между исполнительной и судебной ветвями власти, постоянные перетряски кабинета – всё это создавало ситуацию нестабильности.

В декабре 2013 года премьер Йинглак Чиннават назначила внеочередные парламентские выборы на февраль 2014 года, но оппозиция их бойкотировала, и Конституционный суд признал выборы недействительными. 7 мая решением того же Конституционного суда Йинглак Чиннават и несколько членов её кабинета были отстранены от должностей. Но это решение не положило конец уличным беспорядкам. Протестующие продолжали захватывать правительственные учреждения, устраивать стычки с полицией, в результате которых десятки человек были убиты, сотни получили ранения.

На этом фоне 20 мая в стране было объявлено военное положение, а 22 мая армия вновь, спустя восемь лет после предыдущего переворота, взяла власть в свои руки. Правительство возглавил командующий сухопутными войсками генерал Прают Чан-Оча.

На следующий день Йинглак Чиннават была взята под стражу и вместе с ней ещё более 100 политиков и активистов, причём не только из числа её сторонников: среди задержанных, например, лидер протестного движения, бывший вице-премьер Сутхеп Тхыаксубан. Пока военные заявляют, что Йинглак Чиннават и остальные задержанные пробудут под стражей неделю, чтобы страна успокоилась, а сами они «хорошенько задумались».

Если свести происходящее к простой схеме, то получается следующая картина. При всех возможных (и в значительной степени справедливых) обвинениях в адрес клана экс-премьера Таксина Чиннавата демократические процедуры пока благоволят силам, лояльным ему. Это не устраивает противостоящие ему кланы внутри элиты, которые, не имея возможности отстранить сторонников Чиннавата конституционным путём, либо не желая ждать, пока маятник настроений избирателей качнётся в их пользу, прибегают к методам уличной борьбы. Однако эти методы по определению не способствуют стабилизации ситуации и лишь увеличивают хаос. На этом фоне в дело вынуждена вмешаться третья сила в лице армии. Формально вмешательство армии ведёт к отстранению от власти законно избранного правительства, но на деле это просто временная мера, способствующая стабилизации ситуации.

О том, что и нынешний военный переворот не является чем-то ужасающим, свидетельствует и реакция мирового сообщества. Если не считать реакции Пентагона, объявившего о приостановлении военного сотрудничества с Таиландом, реакция других стран была довольно сдержанной. МИД РФ рекомендовал гражданам России (на сегодняшний день в Таиланде находится порядка 40 тысяч российских туристов и около 100 тысяч человек проживает там постоянно) не посещать места массовых скоплений людей и не покидать территорию отелей во время действия комендантского часа (с 22.00 до 5.00). Схожие рекомендации для своих граждан издали и внешнеполитические ведомства стран Запада.

Во всей этой ситуации отчасти за скобками остаётся вопрос: как поведёт себя 86-летний король Таиланда Пхумипон Адульядет, который хотя и «царствует, но не правит», тем не менее обладает непререкаемым авторитетом, и без его одобрения никакое правительство не может считаться легитимным. На годы его правления (с 1950 года) пришлось 12 успешных и неуспешных попыток военного переворота. И хотя в большинстве случаев король благословлял военных, пришедших к власти, как минимум дважды он воспользовался своим авторитетом, чтобы изменить ход событий. Так, в 1981 году он не одобрил попытку военных захватить власть в ходе так называемого «переворота Дня дураков» (1 апреля), а в 1992 году, когда по Бангкоку прокатилась волна демонстраций против военного режима, попросил военных сложить полномочия и передать власть гражданскому правительству, что и было исполнено.

Сегодня, впрочем, вмешательство короля в ход событий маловероятно. По словам военных, король Пхумипон Адульядет признал законность взятия ими власти. Сам он на публике пока не появлялся, и реально судить о его реакции сложно. К тому же, по имеющейся информации, здоровье короля оставляет желать лучшего, и ожидать от него каких-то резких заявлений не приходится.

Так что главный вопрос сегодня заключается не в том, одобрит король переворот или нет, и даже не в том, сколько продлится военное правление. Главный вопрос связан с тем, что будет после – согласятся ли таиландские элиты уйти от выяснения отношений на улице вместо того, чтобы довериться демократическим процедурам, или предпочтут разжигать страсти, пытаясь отстранить соперников силовым путём. Если возобладает второй вариант, то можно утверждать, что нынешний военный переворот – далеко не последний.

Источник новости


Опубликовано: 27.05.14 19:32 | Просмотров: 778 | [ + ]   [ - ]   |
Рекомендуем
© 2021 All right reserved NewsDiscover.net